Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Погружение в язык

Довелось недавно целый день говорить на польском языке (да еще и периодически переводить то на русский, то на польский). С одной стороны, прекрасная возможность погрузиться в язык и вытащить с самых дальних полочек запыленный словарный запас. С другой стороны, головная боль на следующее утро.

Collapse )
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

Вчера отошел ко Господу Алексей Петрович Арцыбушев



Алексей Петрович Арцыбушев, писатель, художник, бывший узник ГУЛАГа, внук министра юстиции и министра внутренних дел Российской Империи Александра Алексеевича Хвостова

Он немного не дожил до своего 98-летия. Его краткую биографию можно посмотреть здесь. На одной из встреч с ним Алексей Петрович говорил о себе, что он простой человек, а вся его жизнь состоит из удивительных событий, произошедших по милости Божьей, по ходатайству Божьей Матери и прп. Серафима Саровского, который был как будто членом их семьи. Встреча с Алексеем Петровичем открывает человека другой, досоветской эпохи, поэтому во время общения с ним, ощущается, насколько велик тот духовный и культурный разрыв, который отделяет нас от людей, живших в начале XX в.
Collapse )

И почем у нас совесть и страх. О. Седакова об А. Ахматовой


23 июня 1889 года родилась Анна Ахматова

В мемуарах Л. К.Чуковской мы встречаем такой эпизод: Ахматова, отвечая собеседнику, который говорит ей о «классичности» ее поэзии и сравнивает ее с Пушкиным, называет себя всего лишь автором «горстки странных стихов».


Великих стихов всегда — горстка (как еще мы измерим наследство Горация, или Сафо, или Тютчева, или Бараташвили, и даже написавшего очень много — для лирика — Блока?), и они всегда странные. Это непременное свойство того, что мы называем «классика», «огонь под ледяной корой», словами Гете, и не чувствует этой странности только совсем поверхностный, совсем непоэтичный читатель. То, в чем этого нет, называется не классикой, а эпигонством или академизмом. О классической странности (иначе говоря, новизне или свежести) Ахматовой говорить особенно трудно, потому что она не лежит на поверхности: нет эксцентричных метафор, «ярких» сравнений, новаторской версификации, каких-то небывалых форм композиции. Для современницы высокого модернизма Серебряного века и его продолжения, авангарда, Ахматова как будто совсем консервативна и не по-модернистски «проста»: почти девятнадцатый век.

Я — тишайшая, я — простая,
— «Подорожник», «Белая стая»…

Collapse )

День летнего равноденствия... и именины

...и именины.

И зарисовка столетней давности от Аркадия Аверченко.


На один митинг, устроенный большевиками, явился скромный господин с интеллигентным приятным лицом и сдержанными манерами. Это был я. Когда я приблизился к председателю митинга, он спросил меня:

— Чего вам?

— Хочу говорить. Запишите меня оратором в очередь.

— Хорошо. Как ваша фамилия?

Collapse )

— О, могильные черви! — завопил я. — У вас не хватает даже крохотного микроскопического мужества быть справедливыми!! Если ваш Бронштейн называет себя Троцким, Андельбаум — Зиновьевым, Розенфельд — Каменевым, Нахамкес — Стекловым, Гиммер — Сухановым, Гольдман — Горевым, Гольденберг — Мешковским и Лурье — Лезиным, если вы все изменили свои немецкие фамилии на русские, то почему же мне не изменить свою малороссийскую фамилию на французскую?! Только вкуса-то у меня будет побольше, чем у вас!! Виктор Гюго!! Разве плохо?

Я пожал плечами, чтобы уйти… И услышал за своей спиной:

— Меняет фамилию… Гм! Наверное, провокатор.

Трудно быть справедливым в революционной России.

Источник: «НОВЫЙ САТИРИКОН». 1917. № 22

Научный журнал Свято-Филаретовского института вошел в перечень рецензируемых научных изданий ВАК



Спешу поделиться радостью - наш научный журнал "Свет Христов просвещает всех: Альманах Свято-Филаретовского православно-христианского института" вошел в перечень рецензируемых научных изданий ВАК по специальности "теология". Журнал издается 10 лет, все эти годы его уровень неуклонно рос. На данный момент тематика журнала включает самые разные темы: богословие, миссиология и катехетика, литургика, библеистика, церковная история и религиоведение. Уже не первый год у нас публикуются не только преподаватели и студенты нашего института, но и специалисты из других учебных и научных центров.

Collapse )

2062. Свет Христов просвещает всех: Альманах Свято-Филаретовского православно-христианского института.
ISSN 2078-3434 (Группа научных специальностей 26.00.00 – теология)


Мать Мария (Скобцова), или История одного верлибра

Оригинал взят у sen_sey15 в История одного верлибра
Верлибр — это стихотворение, написанное не по правилам классического стихосложения. Как правило, такие стихи лишены рифмы и размера, но сохраняют целый ряд стихотворных признаков — например, разбиение текста на строки.



В России верлибры стали очень популярны в эпоху Серебряного века. Трудно вспомнить хоть одного поэта той эпохи, который не написал бы ни одного свободного стиха. И всё же верлибр не стал тогда массовым явлением, и ни один поэт не сделал его своей основной творческой формой.

Collapse )

"Какая-то провокация на место истории..."



"Нельзя, чтобы внуки и внучки наши, слушая сказку «О Иване Царевиче и сером волке», понимали, что такое «волк», но уже не понимали, что такое «царевич». И слушая «...в тридесятом царстве, за морем, за океаном», не понимали, что такое «царство». И вообще, без «царя», «царства» и «царевича» русской сказке так же не быть, как русской песне не быть без «чернобровой девицы». И они почувствуют через 3–4 поколения, что им дана не русская история, а какая-то провокация на место истории, где вместо «царевичей» и «русалок» везде происходит классовая борьба".

Василий Розанов, март 1917 г.

Collapse )

«Не расстреливал несчастных по темницам...»



В «Четвертой прозе» О. Э. Мандельштам пишет: «Есть прекрасный русский стих, который я не устану твердить в московские псиные ночи, от которого как наваждение рассыпается рогатая нечисть. Угадайте, друзья, этот стих: он полозьями пишет по снегу, он ключом верещит в замке, он морозом стреляет в комнату: ...Не расстреливал несчастных по темницам.
Вот символ веры, вот поэтический канон настоящего писателя — смертельного врага литературы»
О. Э. Мандельштам, Сочинения в двух томах, т. 2, М., 1990, с. 93—94.

Сегодня начался Великий пост. Каждый год это особое время, более собранное и менее суетливое, время покаяния. В 2017 году невозможно отрешиться от итогов прошедшего столетия. За последнее время я полюбил ранее совершенно чуждый мне жанр - я прочитал немало дневников и воспоминаний, связанных с 1917 годом. Размышления над прочитанным приводят к мыслям о причинах совершившейся катастрофы и о ее последствиях, которые весьма ощутимы и сегодня. Можно ли что-то исправить, вылечить, восстановить, собрать? Возможно ли примирение?

Collapse )

Малая энциклопедия церковнославянского языка



Вчера удалось добраться до презентации книги о. Федора Людоговского "Церковнославянский словарик". Представляя книгу, автор рассказал, что состоит она из трех частей: это краткий переводной словарь церковнославянских слов, которые чаще всего звучат во время главных православных богослужений, это небольшой толковый словарь церковных терминов, разделенных по темам: богослужение, храм, священнослужители, посты и праздники, а третья часть - краткая история церковнославянского языка.

Collapse )
8.

Вышел второй том «Непридуманных судеб на фоне ушедшего века», мы завершили издание переписки Шиков



«Я согласен, что в моей участи есть нечто завидное: Господь дал мне легкую и удобную возможность омыть покаянным размышлением свои личные грехи и, как члену Церкви, тем самым способствовать очищению и церковной совокупности. Так как таких, как я, много, то и дело очищения совершается, с Божией помощью, великое», – писал священник Михаил Шик в одном из писем из ссылки, вошедшем во второй том его переписки с Наталией Дмитриевной Шаховской-Шик

В декабре 2016 года в издательстве Культурно-просветительского фонда «Преображение» вышел второй том двухтомника переписки священника Михаила Шика и его жены Наталии Дмитриевны Шаховской-Шик. Книга имеет гриф Издательского совета Русской православной церкви.

Collapse )
P.S. Хочу повеселить Тебя одной мелочью моего быта. Я вспомнил о ней сейчас, снимая с примуса чайник для вечернего чаепития, и боюсь в другой раз забыть рассказать. Помнишь, как я, бывало, дома морщил нос и ворчал, когда ложка, тарелка или еда, казалось мне, чем-н<ибудь> пахнет ненадлежащим: фу, селедка! фу, керосин! Вот как приходится отучаться от такого привередничанья: примус стоит у меня на ящике, кот<орый> нутром своим служит мне буфетом. Там вся посуда – ложки, чашки, ножи и проч. С месяц назад, наливая в примус керосин и второпях не сняв его для этого с буфета, я обильно полил последний, т. ч. керосин хорошенько пропитал верхнюю доску и протек на следующую полку. Запах прочно держится до сего дня. И что бы я ни ел и ни пил, от ножа ли, от ложки или тарелки – все неизбежно сопровождается керосинным благоуханием. И ничего: нос смиряется, а ворчать не на кого.

Рассказал я это, чтобы Ты потешилась надо мной – надеюсь без злорадства.

Еще раз целую.

Авторская пунктуация и орфография сохранены.

2 февраля 2017 года состоится презентация двухтомника переписки священника Михаила Шика и Наталии Дмитриевны Шаховской-Шик в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына (Москва).