Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Пустота и пустыня Марии Египетской



Хосе Рибера. «Мария Египетская», 1641 г. Музей Фабра, Монпелье, Франция

С праздником, дорогие братья и сестры!

Подходит к концу святая Четыредесятница, и это означает, что Великий пост набирает силу. Мы начинаем сегодня праздновать память преподобной Марии Египетской, как обычно на этой неделе поста, и нам нужно как-то осознать значение этого празднования.

Опыт Марии Египетской – это, можно сказать, определенная парадигма жизни, характерная для многих и многих людей. В начале своей жизни она, несмотря на то, что считалась христианкой, строила свою жизнь отнюдь не по Христу, не шла путем благодати, а шла в прямо противоположную сторону: ненасытно исполняла все свои греховные пожелания, по сути превратившись в блудницу. При этом она никак не ожидала каких-то особых действий со стороны Господа Бога и не очень боялась их. Но пришел момент, когда для нее явилось знамение: какой-то невидимой силой она была отстранена от участия в церковной молитве, даже от самой возможности присутствия в храме. И она восприняла это как знак, призывающий ее к изменению жизни, к покаянию, и, прекрасно сознавая то, что получить прощение ей будет крайне сложно, она ушла в пустыню для поста и молитвы, для одинокой, никому не заметной жизни. По сути эта пустыня началась в ней давно: как только она предала свою душу греху, страстям, дьяволу, тогда-то и началась ее пустынная жизнь, только она этого до поры до времени не видела, не осознавала. Пустыня, которая образовалась в ее сердце, в ее уме, в ее жизни, – она-то и привела ее в пустыню внешнюю, в места безлюдные, в места, наполненные опасностями. И лишь под конец жизни она удостоилась встретиться с одним монахом, от которого получила перед смертью причастие, и, примиренная с Богом, отошла ко Господу.

Кажется, что же здесь особенного? Это жизнь, которая подстерегает любого человека, который допускает внутрь себя всякую нечистоту и пустоту, т.е., если можно так парадоксально выразиться, присутствие дьявола, потому что присутствие отсутствия, пустоты – это и есть действие сатаны. Человек, который изнутри себя пуст, который, если взвешивать его на духовных весах, легче пушинки, – такой человек, конечно, живет в пустыне. И что здесь особенного? Таких людей в истории постепенно становилось все больше и больше, и сейчас их огромное количество. Более того, эта пустота становится все более и более агрессивной, она уже не терпит рядом с собою тех, у кого этой пустоты нет или почти нет. Мы это знаем по нашей недавней истории, по истории нашей страны, нашего народа в XX веке. Да и сейчас, в XXI веке, мы видим нечто подобное. По сути, весь наш народ в какой-то момент, допустив внутрь себя пустоту, а вместе с ней и злобу, ненависть, борьбу против всего, что возвышает человека, что делает его человеком, – допустив все это, наш народ оказался сначала во внутренней, а потом и во внешней пустыне. Он так же лишился всего, остался наг, оказался вне всякого общения с людьми; и сама наша страна превратилась в пустыню, из которой выхода нет.

Эта пустыня продолжается до сих пор, хотя многое теперь и разрешено: и храмы открываются и строятся, и сотни, до тысячи монастырей было позволено открыть в нашей стране, в нашей церкви. А все равно пустыня остается, и все разорение – внутреннее и внешнее – в стране продолжается. Фактическое неверие – пусть и с элементами покаяния и сожаления о происшедшем – остается главной характерной чертой современной жизни страны. Действительно наша страна и наш народ проходят как бы тот же путь, что когда-то прошла и великая грешница Мария Египетская. И надежда заключается для нас лишь в том, что как тогда эта грешница вдруг под конец жизни явила себя как святая, так, может быть – если покаяние наше будет действенным, если оно будет принято Богом, – и мы приобщимся благодати, и церковь наша возродится, и страна и народ обретут свои естественные черты. Безумие, обольщение и одержимость пройдут, и тогда вместо нечестия явится сила Божья и значит, святость. Так может быть, но может так и не быть. И если говорить объективно, пока нет никаких серьезных оснований для того, чтобы быть уверенными в счастливом конце.

Наше братство и наш институт, как и многие, глубоко затронутые и даром Божьим, и той пустыней, в которой приходится жить, стараются отогнать сатану, изгнать его из нашей жизни, из церкви, из народа, прекратить эту одержимость. Пока не очень-то получается, но все-таки это надо делать. Плох тот человек, который ни на что не надеется; нельзя сбегать, убегать от своего креста, даже если он страшен как дыхание пустыни. Многие люди только и мечтают о том, чтобы куда-нибудь уйти, уехать, улететь, ускакать... И они всегда неправы. Если нас Господь поставил у креста здесь, то нам нужно привести ко кресту и себя, и других именно здесь, что бы ни происходило при этом с нами и вокруг нас. Это очень трудный выбор, и мы с вами хорошо знаем, сколь многие люди, особенно молодые, подвержены таким страхам, такому безверию, такому унынию, что сделать этот выбор они не могут. Не будем никого осуждать, но и поддерживать это малодушие нам нельзя. Просто сказать, что, мол, у каждого свой путь, это будет не по вере, это против воли Божьей. Если уж выпадет нам доля страдания, мы должны принять его как дар свыше, как необходимое искупление за грех народа, за грех страны, позволившей превратить себя в пустыню, не приложившей, не нашедшей в себе достаточных сил, чтобы не просто сопротивляться и роптать, но всерьез преодолевать искушения.

Будем же, дорогие братья и сестры, помнить: духовная жизнь учит нас всему, духовный опыт помогает нам не делать ошибок, помогает выбирать лучший путь, пусть он и будет самым узким, самым неудобным, самым тесным, но этот путь, если уж он от Бога, всегда есть путь любви и свободы. Это путь, ведущий в Жизнь вечную, к жизни со Христом и во Христе, по дару Святого Духа. Будем же стараться, заканчивая Великий пост в этом году, быть достойными своего призвания, будем стараться умножать те дары, какие у нас есть, даже если их осталось совсем немного. Да, у нас нет сил, у нас нет навыков, у нас нет хороших примеров перед глазами, примеров современных и живых. И все-таки нам заповедано «взирать на Начальника и Совершителя нашей веры» Господа нашего Иисуса Христа (Евр 12:2). Будем делать это без страха и упрека, терпя все трудности и лишения – кто внешние, кто внутренние (неизвестно, что легче). Это судьба всех.

Один замечательный недавно отошедший ко Господу богослов говорил о нашем поколении: мы, – говорит он, – на богословском языке – навоз, мы должны унавоживать почву для других, для тех, кто придет после нас, потому что почва эта на сегодняшний день абсолютно бесплодная, она выхолощена до конца, в ней не осталось никаких корешков, даже их остатков. Все разорвано, все спутано. Не будем бояться быть в истории не в самом почетном употреблении. Надо засучить рукава и действовать, без всякого промедления и без всяких перерывов на отдых, на развлечение, на обед. Будет отдых, и развлечение, и обед – хорошо; не будет – и за это слава Богу!

Когда-то апостол Павел призывал всех христиан – мужчин и женщин, братьев и сестер – быть мужественными и твердыми. Сейчас это как никогда актуально. Нам явно не хватает мужества и твердости, нам не хватает соборности, умения жить отказываясь от себя и своего, неся свой крест, умения жить с другими, почитая всякого другого верного выше себя. Пусть же научит нас этому Великий пост, который должен не просто привести нас к пасхальному празднику, но привести к воскресению душ человеческих, к воскресению страны и народа, к восстановлению церкви, также поруганной, и порушенной, и впавшей в паралич, как говорил еще Достоевский. Ничего не будем бояться. Пост должен научить нас не бояться искушений и трудностей и притеснений этой жизни, не бояться нищеты, клеветы, не бояться поруганий, откуда бы они к нам ни пришли. Будем всегда надеяться на лучшее, ибо «жив Господь и жива душа наша», и пусть эта надежда осуществится в полной мере в нашей судьбе!

Аминь.
Tags: #свящ. Георгий Кочетков, свящ. Георгий Кочетков
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments