Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

БЛАГОВЕЩЕНИЕ И БЛАГОВЕСТИЕ

Проповедь священника Георгия Кочеткова на Вечерне в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы


Фрагмент мозаики из монастыря Осиос Лукас. Нач. XI в.

Праздник Благовещения неслучайно связан с образом птицы, как и праздник Крещения Господня. Это праздник нисхождения Святого Духа, праздник какого-­то особого предощущения и даже ощущения духовной свободы, которая нисходит именно как благодать - не как что­-то даруемое людям людьми, обстоятельствами, опытом, природой, традициями, а то, что обретается в сердце человека тогда, когда он получает благую весть. В некоем смысле всю жизнь христианина можно поставить под этот знак благой вести. Неслучайно так близко Благовещение и благовестие, «евангелион» и «евангелисмос». Мы неслучайно с вами, читая Евангелие, вслушиваясь в слова Священного писания, ищем не человеческой мудрости в этих словах - в Библии человеческой мудрости не больше, чем в других великих книгах человечества (правда, и не меньше). Мы читаем Евангелие как раз для того, чтобы обрести благую весть и обрести через неё свободу и единение духа нашего, человеческого, с Духом Божьим, или, если хотите, Духа Божьего с нашим, человеческим, духом, так часто попираемым и страдающим, действительно утесняемым всеми возможными способами. В древности дух человеческий и Дух Божий так же попирался, но так же искал освобождения и единения.

То, что произошло в один дивный момент с Девой Марией, - это всего лишь высшая точка того, чего жаждало всё человечество. Вы можете вспомнить из небиблейского мира хотя бы Вергилия. Вы можете вспомнить о том, как люди разных вер, культур, религий, национальностей, традиций, взглядов и устремлений - как они искали свободы. Святое благовестие, евангелие - это не просто «good news». В этом современном столь часто применяемом именовании слова «евангелие» есть какая­-то потеря, какое­-то снижение до «хорошей вести», до «хороших известий». И хотя в нашей традиции нет такого снижения, но у нас получилось нечто противоположное: «евангелие» - слово, которое осталось не слишком хорошо понятым. Мало того, что не все в точности знают, что это слово значит именно «благовестие», но даже тот, кто знает, далеко не всегда понимает всю родственность благовестия с Благовещением, с воплощением Божьего Слова через человека в его земной судьбе, которая должна раскрыться в вечности, отринув всё временное и ложное.

Нам надо вернуться к нашим корням, нам надо вернуться к изначальному пониманию церковью этого благовестия, когда довольно длительное время для церкви евангелие означало не книгу, а живой процесс приложения человека ко Христу и через Христа к Отцу Небесному, живой процесс обретения благодати, живой процесс возрастания слова, как на дрожжах, в этом мире и, значит, возрастания Небесного царства, которое ещё прикровенно в рамках человеческой истории открывается нам. Нам нужно вернуться к этим началам. И тогда мы сможем праздновать Благовещение в той чистоте и действенности духа, которая была у христиан первоначальных поколений, когда не было отдельного праздника Благовещения, но когда благовестие и благовещение, смыкаясь в христианской жизни, приносили живые и добрые плоды, которые распространялись сразу на многое и на многих.

Если бы это сейчас произошло, мы бы не смогли соединять праздник Благовещения с постом, точно так же, как не смогли бы соединять с постом празднование нашего Благодарения, Евхаристии. «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними Жених?» - было сказано однажды. Но потом христиане решили, что могут, а теперь - даже должны. Я не хочу сказать, что теперь нет для этого никаких оснований. В наше грустное время много оснований - слишком много - для исключения из правил, для того, чтобы возвещённое Христом представало пред нами ещё как обещанное, как ещё большей своей частью не сбывшееся, как ещё чаемое не в полноте Небесного Царства, а даже здесь, в церкви.

Если бы мы вернулись к изначальной норме христианской жизни, мы бы хорошо знали, что значит нести благую весть, будучи её хранителем в сердце своём. Мы бы знали, что это и означает исполнение древнего пророчества о всеобщем священстве в Народе Божьем, и всеобщем пророчествовании, и всеобщем царстве, мы бы ощущали себя царством, и пророчеством, и священством. И не было бы дня, когда бы мы не приносили Богу плодов этих служений так, как Господь это даёт нам, даёт каждому в соответствии с его дарами, которые Бог раздаёт удивительным образом каждому по его силам, способностям, предрасположенности. Подобно тому, как Господь распределяет на земле человеческий род примерно пополам по полам, точно так же Он гармонично устраивает жизнь духовную, зная, сколько кому каких даров дать. Не мы выбираем себе дары Святого Духа, они выбирают нас, нам нужно лишь узреть то, что есть, что дано нам свыше, чтобы возрадовалось наше сердце, чтобы отринута была всякая печаль, всякое уныние, всё то, что мешает новозаветной жизни церкви Христовой.

Праздник Благовещения ассоциируется с какой­-то удивительной белизной откровения Божественного брака Бога во Христе и Церкви во Христе. Это вся сумма наших надежд и возможностей, данных всей человеческой истории, поэтому праздник Благовещения - это всегда некое обещание свыше дать нам освобождение и прозрение, и радость, и веселие, и ту жизнь, которую не может победить никакая противящаяся Богу сила.

Мы с вами не знаем, дорогие братья и сёстры, сколько пройдёт времени, прежде чем мы просто вернёмся к давно известным нормам христианской жизни. Наверное, немало. Наверное, немногие из нас до этого времени доживут, если вообще кто-­то доживёт здесь, на земле. Доживём или не доживём - это зависит и от нас. Если мы будем спать, есть, пить и веселиться, «потому что завтра умрём», то никто никогда не доживёт, и христианство навсегда останется лишь прошлым, как и Царство Божье: для тех, кто жил, но не для тех, кто жив. А мы с вами ведь не можем не знать того, что дары Божьи должны постоянно, как и вся церковь, давать некое приращение в любви. Мы не можем ставить перед собой задачи только лишь повторить прошедшее - даже прекрасное, удивительное, светлое, лучезарное прошлое. Мы не можем ставить перед собой задачи вернуться в некий духовный рай первоапостольской церкви или в рай, в котором обитал Адам со своею Евой. Царство небесное - это не рай, в который надо возвращаться, Мильтон сказал совсем не всё, что нужно нам.

Что значит это для нас - это ещё большая тайна, но она содержится также и в этом празднике Благовещения. Благовещение - какой-то переломный момент в тайне; что­-то глубоко сокровенное, мистическое происходит тогда, когда мы воспринимаем эту силу благовещения о том, что родится Спаситель, Христос, что нужно не унывать, а жить этой вестью и воплощать её в своей жизни. Пусть каждый хоть немного почувствует себя на месте Божьей Матери. Это следует делать тем более, что образ Богоматери издревле был сопоставим с образом Христовой Церкви - Невесты Христовой. Апостол Павел эту Церковь воспринимал как Дом Божий, и он говорил всем верующим: «Этот дом - вы». Пусть же, дорогие братья и сёстры, и сейчас, сегодня и завтра, как это бывало и прежде в нашем собрании на праздник Благовещения, этот праздник поможет нам стать настоящими христианами, обрести всё потерянное, утраченное, восполнить недосказанное и недоделанное! Пусть этот праздник откроет нам врата понимания тайны Христова Воскресения и тайны Преображения, пусть этот праздник убелит наши души, сделает их трепетно благодатными, смиренными и дерзновенными, как мы это видим на примере Девы Марии в момент зачатия Христа. Пусть же милосердный Господь даст нам возможность исполнить это чаяние не где­-то за гробом, не в один лишь последний день, а в пределах нашей земной жизни, протекающей в тех условиях, какие Бог нам дал. Пусть святое благовестие станет и нашим служением, и нашей радостью восприятия Божьего слова, Божественной истины. Нет сил на земле, ничего субъективного и объективного в мире, что могло бы препятствовать этому: если Бог за нас, кто против нас? Давайте же, дорогие братья и сёстры, по силам своим строить тот дом духовный, который есть Церковь. Давайте возрастать в полноту возраста Христова, не оглядываясь назад, но простираясь вперёд, «к почести вышнего звания Божьего во Христе Иисусе». Пусть Господь отрёт всякую слезу от лица человека верного, пусть обрадует, пусть возвеселит сердца наши, пусть даст нам твёрдую веру, и крепкую надежду, и ту любовь, без которой никто не увидит Господа.

Аминь.

6 апреля 2003 года


Страстное Благовещение. Фреска сестры Иоанны (Рейтлингер) из храма Св. Иоанна Воина. Франция, Медон
Tags: проповедь, свящ. Георгий Кочетков
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments