Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Евгений Замятин (1 февраля 1884 — 10 марта 1937)


Портрет Евгения Замятина работы Кустодиева

Евгений Иванович Замятин родился (20 января) 1 февраля 1884 года в селе Лебедянь Тамбовской губернии, в семье священника.

Окончив в 1902 году воронежскую гимназию с золотой медалью, он поступает в кораблестроительный институт, который оканчивает в 1908 году.
В студенческие годы, во время первой русской революции, принимал участие в революционном движении. В 1906-1911 годах жил на нелегальном положении.

Замятин начал печататься в 1908 году, но первый крупный литературный успех пришел к нему после выхода в свет повести «Уездное» (1911). В 1914 году за антивоенную повесть «На куличках» писатель был привлечен к суду, а номер журнала, в котором появилась повесть, конфискован. Максим Горький высоко оценил обе эти повести.

В 1916-1917 годах Замятин работал морским инженером в Англии, впечатления от которой легли в основу повести «Островитяне» (1917). Осенью 1917 года возвращается в Россию, работает в редколлегии издательства «Всемирная литература», публикуется в журналах. Авторитет Замятина в это время во всех отношениях был очень высок.

Как инженер он прославился участием в строительстве ледоколов – «Ермак», «Красин» и других.

В сложной литературной ситуации 1920-х годов Замятин тяготел к группе «Серапионовы братья». Он пишет рассказы и повести – «Пещера», «Русь», «Рассказ о самом главном»; пробует силы в драматургии – пьесы «Блоха», «Атилла».

Свой знаменитый роман «Мы» писатель закончил в 1920 году. Сразу же последовало долгое и бурное обсуждение книги и в обществе, и в критике, хотя роман был опубликован за рубежом только в 1924 году (а через 64 года увидел свет на родине автора).

С 1929 года Замятина в России уже не печатали. Его подвергли не то что несправедливой разносной критике, но настоящей травле. В 1931 году он обратился с письмом к Сталину с просьбой разрешить ему выехать за границу и, получив разрешение, поселился в Париже. Находясь в эмиграции, Замятин до конца жизни сохранял советское гражданство.

Умер Евгений Замятин 10 марта 1937 года в Париже от тяжелой болезни.

Посмертно были опубликованы его произведения - повесть «Бич Божий» и книга воспоминаний «Лица».

Источник

-- Что же? Вы думаете -- я боюсь этого слова? А вы пробовали когда-нибудь содрать с него скорлупу и посмотреть, что там внутри? Я вам
сейчас покажу. Вспомните: синий холм, крест, толпа. Одни -- вверху, обрызганные кровью, прибивают тело к кресту; другие -- внизу, обрызганные
слезами, смотрят. Не кажется ли вам, что роль тех, верхних, -- самая трудная, самая важная. Да не будь их, разве была бы поставлена вся эта
величественная трагедия? Они были освистаны темной толпой: но ведь за это автор трагедии -- Бог -- должен еще щедрее вознаградить их. А сам
христианский, милосерднейший Бог, медленно сжигающий на адском огне всех непокорных -- разве Он не палач? И разве сожженных христианами на кострах меньше, чем сожженных христиан? А все-таки -- поймите это, все-таки этого Бога веками славили как Бога любви. Абсурд! Нет, наоборот: написанный кровью патент на неискоренимое благоразумие человека. Даже тогда -- дикий, лохматый -- он понимал: истинная, алгебраическая любовь к человечеству -- непременный признак истины -- ее жестокость. Как у огня -- непременный признак тот, что
он сжигает. Покажите мне не жгучий огонь? Ну, -- доказывайте же, спорьте! Как я мог спорить? Как я мог спорить, когда это были (прежде) мои же
мысли -- только я никогда не умел одеть их в такую кованую, блестящую броню.
Я молчал...
-- Если это значит, что вы со мной согласны, -- так давайте говорить, как взрослые, когда дети ушли спать: все до конца. Я спрашиваю: о чем люди -- с самых пеленок -- молились, мечтали, мучились? О том, чтобы кто-нибудь раз навсегда сказал им, что такое счастье -- и потом приковал их к этому счастью на цепь. Что же другое мы теперь делаем, как не это? Древняя мечта о рае... Вспомните: в раю уже не знают желаний, не знают жалости, не знают любви, там -- блаженные с оперированной фантазией (только потому и блаженные) -- ангелы, рабы Божьи... И вот, в тот момент, когда мы уже догнали эту мечту, когда мы схватили ее вот так ( -- Его рука сжалась: если бы в ней был камень -- из камня брызнул бы сок), когда уже осталось только освежевать добычу и разделить ее на куски, -- в этот самый момент вы -- вы...
Чугунный гул внезапно оборвался. Я -- весь красный, как болванка на наковальне под бухающим молотом. Молот молча навис, и ждать -- это еще...
страш...

"Мы"
Tags: дата, литература, цитаты
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments