Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Пресса о Заостровской ситуации



Задает вопрос:
Должен ли публично каяться Отец Евгений Соколов, поспешно обвинивший отца Иоанна Привалова в ереси?


Комментируя на интернет-портале ИА «Православие на Северной земле» скандал, разгоревшийся вокруг настоятеля храма Сретения Господня в селе Заостровье иерея Иоанна Привалова, руководитель миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерей Евгений Соколов заявил следующее...
Цитируем.
Цитата №1:
"Впервые я познакомился с деятельностью общины прихода Сретения Господня в селе Заостровье более 10 лет назад".
<…>
Цитата №2:
«В заключение хотелось бы сказать, что деятельность этой общины — это крайняя степень ереси».
Конец цитаты.

Очень смущает следующее обстоятельство: почему отец Евгений решил высказаться по данному поводу только сейчас?
Почему молчал 10 лет — со дня разговора с прихожанкой храма Сретения Господня, если услышанное ввергло его в сильное возмущение? Пытались разобраться в ситуации, не вынося сор из избы, а когда усилия пропали втуне, решили ославить своего коллегу на весь мир? Или просто, простите за жаргонизм, ждали отмашки?
Согласитесь, ситуация с 10-летним молчанием выглядит весьма странно.

Невозможно избавиться от ощущения, что мы стали свидетелями компании наподобие той, что разворачивалась в своё время против Бориса Пастернака. Напомним, до определённого времени деятельность писателя ни у кого не вызывала вопросов или неприятия. А после «Доктора Живаго» началась настоящая травля, неизменными атрибутами которой были: исключение из Союза писателей СССР, требования высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства, осуждение коллегами-писателями и на собраниях трудящихся. Итогом компании стал знаменитый афоризм:
«Я Пастернака не читал, но осуждаю».

О ереси. Выходит, 10 лет понадобилось отцу Евгению, чтобы так квалифицировать деятельность иерея Иоанна?
Не многовато ли? И как это сочетается с тем, что иерей Иоанн сегодня хоть и переведён клириком в другой храм, но оставлен в сане? 
Значит, НЕ ЕРЕТИК…

Выходит, отец Евгений поторопился в своих суждениях? Это мягко сказать, если говорить конкретней — это очень напоминает клевету…

Если это так, то не совершил ли он тем самым грех и не должен ли покаяться за него, принеся такие же публичные извинения за это чудовищное обвинение?

А как быть с хрестоматийным «не судите, да не судимы будете»?


Как бы в ответ на этот текст появляется публикация Родиона Юрьева на сайте РНЛ, начавшей травлю о. Иоанна, под заголовко "Не надо загонять людей в угол, из которого нет выхода". Статья насыщена двусмысленностями и недоговоренностями, но в контексте других публикаций на этом сайте двойной призыв действовать с любовью напоминает историю с Валаамовой ослицей

"Грустно читать о событиях, поименованных в СМИ «Заостровским расколом» (можно подумать, это придумала не РНЛ) Здесь нужно быть очень осторожным, понимать, что движет этими людьми, не бъявлять, может быть, их всё-таки сразу раскольниками и еретиками.
...
Мне очень хорошо понятны их мотивы. Они имеют под собой основу — саму хорошую. Люди прошли длинный путь поисков, соприкоснулись с Православием, оприкосновение с Истиной даёт ощущение уверенности, твёрдости в своём олковании Истины.
...
Людей этих нужно беречь. Всё-таки, не смотря ни на что, они исповедуют имвол Веры Православной Церкви. Они причащаются и находятся в аноническом бщении с Русской Православной Церковью
...
Мне кажется, что с этим надо бороться, но с очень большой любовью. Как-то
ужно объяснить им, что, дорогие вы наши, мы с вами — православные ристиане. И то, чем вы занимаетесь, во многом — очень хорошо, очень олезно. Читаете Пушкина, изучаете церковную литературу, делаете переводы, сследуете древние языки. Это не только интересно, полезно, назидательно, о и спасительно, и за это вам, — большой поклон и благодарность. Но ое-что нужно скорректировать, немного поправить. Ну, вот тут и тут вы — еправы. Поймите, что мы все бываем неправы, и мы не можем доверять сами ебе, как старец Иоанн Валаамский всегда говорил: «Не верь себе, пока не яжешь в гроб». Блюдитесь, как опасно ходите и прочее. Все мы можем шибаться, и для того и существует Церковь, — чтобы поправлять, где еправильно и показывать, как на самом деле должно быть. Вот Церковь вас аставляет: поправьтесь, не так должно быть, а вот так. И сейчас — епископ аш — это и есть апостол, потому что именно ему передана власть апостолов, никому другому.

Но как-то вот это всё надо с любовью объяснить, без крика, обвинений, рлыков...
...
Загонять в угол их не нужно. Они нужны нам, — это — наши люди, русские, равославные люди, хотя и есть у них определённые неправильности. Надо тучаться, любить их и помогать им как-то поправиться".


Вторя РНЛ, митр. Архангельский Даниил тоже призывает всех к миру. Ни разу не обмолвившись о современных задачах, которые стоят перед церковью и о которых постоянно напоминает нынешний патриарх Кирилл, он дважды пространно цитирует относящиеся к уже минувшим временам высказывания прошлого патриарха Алексия II. Учитывая перечисление "авторитетных" имен в выступлении митрополита и то, что в его понимании церковь подобна армии, нетрудно догадаться, как должен этот "мир" выглядеть по его представлениям. 

Впрочем, эти тенденции просматриваются не только на северных землях, о чем пишет 



РПЦ выводит вольнодумие за штат
На примере православных священников общество приучают к армейской дисциплине
Владислав Мальцев

Сразу в двух епархиях РПЦ отстранены от служения священники, имеющие репутацию либералов. Один из них переведен под наблюдение епископа и «призван к покаянию», другой отправлен за штат и на 5 лет запрещен в служении.
...
Другой резонансный случай произошел в конце прошлой недели в Архангельской области. С руководства приходом Сретенского храма в селе Заостровье был снят и переведен на служение в Свято-Ильинский собор Архангельска, как указано в постановлении специально собравшегося для этого епархиального собрания, «под особое пастырское попечение» настоятеля священник Иоанн Привалов. Привалов является последователем известного московского священника Георгия Кочеткова, еще в 1990-х годах обвиненного консервативным крылом РПЦ в ереси за попытки реформировать православное богослужение, сделать его более понятным для прихожан. На прошедших 11 января в Архангельске специальных епархиальных слушаниях было подчеркнуто, что вольнодумство в своем приходе Привалов проявлял и при предыдущих архиереях. Но покарать его решили именно сейчас.
Еще одна нашумевшая история – дело священника Павла Адельгейма, политзаключенного советского времени и публициста, критиковавшего действия нынешнего священноначалия РПЦ. Он через суд добивается отмены решения об исключении его и его сторонников из собраний нескольких приходов Псковской епархии.
Вчера, когда в Рунете обсуждалась отставка Свердлова, в официальном аккаунте Патриарха Кирилла в Facebook, который ведется его пресс-службой и Синодальным информационным отделом Московского патриархата, появилась цитата из одного из выступлений предстоятеля церкви: «В виртуальном пространстве формируются группы церковных либералов и консерваторов, которые ищут не истину, не правду Божию, а способ, как более уколоть, острее уязвить друг друга... Для нашей многовековой церковной традиции все это глубоко чуждо». Появляется немалое искушение считать эту запись чем-то вроде косвенного комментария отставки популярного священника и публициста. Но тогда появляется недоумение, почему другой – консервативной – группе все сходит с рук. Например, совсем недавно протоиерей Димитрий Смирнов и игумен Сергий (Рыбко) не на шутку заинтриговали публику целой серией экстравагантных заявлений: призывами к расправам над сексуальными меньшинствами, к введению налога на бездетность и так далее. Но они благополучно служат, а церковное начальство на их выступления реагирует однообразно: мол, это личное мнение почтенных клириков.

Полный текст

А Борис Колымагин в "ЕЖ" задает вопрос: "Что делать?"

"Идеи неполитизированной свободы, свободы во Христе живут в человеке, ищут своего воплощения. Но внутри церковной ограды места им остается все меньше и меньше.

Реальный интерес к православию падает. Медийные войны и скандальные суды, увеличение пропасти между религией и культурой, зачистка с информационного поля вменяемых клириков, а то и запрет их в священнослужении, рост фобий и маний — все это в целом не способствует росту авторитета самой большой в России конфессии. Тем более что авторитаризм властей светских становится достоянием и властей духовных, не стесняющихся порой переформатировать религиозную жизнь региона под свои далеко идущие планы.

Среди епископов, священников и мирян есть группы людей, которые очень по-разному представляют себе будущее Русской православной церкви. Этот спектр мнений является нормой, о которой говорилось еще в апостольских посланиях: «Должно быть разномыслиям между вами», и там, где возможен честный спор и диалог, такое многообразие порождает полноту жизни. Именно такой полнотой отличалась до последнего времени Архангельская епархия. Однако при новом правящем архиерее, митрополите Данииле (Доровских), многообразие быстро улетучилось, и многие пульсирующие общины оказались уничтоженными руками ретивого топ-менеджера.

Последним в этом ряду оказался Заостровский приход о. Иоанна Привалова, единомышленника о. Георгия Кочеткова.
Приход был интересен и во внутрицерковном аспекте (здесь тщательно готовили людей к крещению), и в аспекте общественном. Теперь, после снятия о. Иоанна с поста настоятеля и перевода пятым или шестым священником в кафедральный собор Архангельска «под надзор», все это остается в прошлом. То, что строилось двадцать лет усилиями многих людей, всего за две недели разрушили несколько «ревнителей», среди которых особую прыть проявил  руководитель миссионерского(!) епархиального отдела о. Евгений Соколов. Плодом его «миссионерской» деятельности стало не только уничтожение прихода, откуда вслед за своим духовником ушли прихожане (в том числе и многие «бабушки»). Архангельская областная Добролюбовская библиотека, в стенах которой усилиями о. Иоанна Привалова и его помошников для жителей города организовывались встречи с Никитой Струве, Сергеем Юрским, Жоржем Нива, Еленой Чуковской и многими другими, объявила о том, что после скандального выступления солидаризовавшегося с «ревнителями»  протодиакона Андрея Кураева «вынуждена объявить мораторий на проведение открытых публичных мероприятий религиозной направленности».
...
Как быть с горе-миссионерами пока не очень понятно: они набрали огромный вес и так просто от них не отмахнешься. Ясно одно: сценарий разгрома  заостровского храма может быть применен и в других местах. Например, в Москве и Санкт-Петербурге, где немало пульсирующих приходов.

Понимая это, некоторые умеренно мыслящие церковные деятели, например, прот. Алексий Уминский, предлагают начать диалог. Однако о чем вести диалог, кому и с кем, на какой площадке — вот в чем вопрос. Бывает ли диалог между «следователем» и «подсудимым»? Разве возможен спокойный и вдумчивый разговор (который только и можно назвать диалогом) в ситуации шельмования, травли, передергиваний. Скажем, о. Андрей Кураев написал в своем блоге откровенную ложь. В его изложении глупый волк из самодеятельного спектакля, бросивший в печку азбуку, чтобы не учиться, превратился в зловещих детей — последователей о. Георгия Кочеткова , — бросающих в печку славянские буквы. И эту ложь (так же как и другую: будто бы прихожане вывезли из приходских помещений «всю мебель» — легко опровергаемую актом передачи имущества) с удовольствием стал тиражировать сайт, претендующий на то, чтобы стать площадкой для таких дискуссий.

Было бы хорошо, если те, кто ратует за диалог, публично заступились за о. Иоанна Привалова, высказались за возвращение его настоятелем в заостровский храм. А то получается как-то не очень правильно: «кочетковцев» и на улицу выгоняют, и «поговорить» хотят.

Увы, эпоха Седаковой, с ее цветущей сложностью подошла к концу. Пришло время четких, простых мыслительных конструкций, радикальных формулировок. Авторитаризм в церковной ограде исподволь подменяет собой вселенскость в хомяковском ее смысле. И перед мыслящим тростником снова встает чернышевский вопрос: что делать?"
Tags: беззаконие, боль, братство, свящ. Георгий Кочетков, свящ. Иоанн Привалов, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments