Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Церковь: миссия или деградация

Сегодня в блоге adam_a_nt оявилась еще одна статья К. Николаева. Предыдущая его статья "Церковные манипуляторы" вызвала много откликов. 




Признаюсь сразу, намерение написать эту заметку вызвано у меня всплеском активности моих старых знакомых – «русских империалистов», группирующихся на ресурсе с окопным названием «Русская народная линия». Года два назад пришлось мне с ними попикироваться по поводу нападок на давнишних моих друзей, о. Георгия Кочеткова и членов руководимого им братства. Не знал я тогда, что вношу скромную лепту в большое событие: линию лишили благословения, после чего она сама собой разорвалась на две: умеренную (не в смысле длины, а в смысле поведения), и беспредельную (тоже в смысле поведения). Последняя было поутихла, но потом опять взялась за старое, и совсем недавно снова пошла в атаку на о. Георгия, на этот раз предприняв обходной маневр и обрушившись на его Архангельских друзей и единомышленников. Теперь в той епархии фундаменталистам раздолье, у них там свой митрополит, до мозга костей, видно, свой.
Пока я раздумывал, писать или нет, и о чем именно писать, появилось несколько выступлений в защиту о. Иоанна Привалова, которые, как показалось, тему исчерпали. Если что и хотелось бы добавить, то несколько штрихов к материалу двух моих новообретенных единомышленников: Н. Константинова и Ф. Немухина.

Я совершенно разделяю их оценку происходящего как спланированную кампанию, но думаю правильнее будет предложить здесь еще один уровень обобщения: это не просто борьба клики мракобесов с конкретными ревностными служителями Церкви о. Георгием Кочетковым и о. Иоанном Приваловым. Это знамение судьбоносного времени: Русская православная церковь дошла до последней развилки. Дальше только два пути: или возрождение – или деградация. У нее нет ни времени, ни ресурсов, ни оснований для консервации своего наличного состояния. Сохранять статус кво сегодня, значит уже не провоцировать, а планомерно готовить взрыв.

Мне приходилось неоднократно говорить о явлении Диомидовщины. Напомню, Диомид – это низложенный несколько лет назад епископ Чукотский, ретивейший «ревнитель преданий старцев», возжелавший отгородить все православие от остального мира, заморозив его для верности в угодной ему одному форме. Диомида в церкви больше нет, но не исчез дух, желающий всему замереть и никогда более не двигаться. И уже не так важно, что он до времени может быть и безобиден. Придет пора, и внешняя кротость обернется яростной злобой.

В Архангельско-заостровском казусе тем временем произошло обострение: глава миссионерского отдела прот. Евгений Соколов через хорошо знакомый нам интернет-ресурс «Русская народная линия» (та, что беспредельная) уже призывает о. Иоанна Привалова со чадами к покаянию в ереси. Даже от неистового митрополита Даниила этого еще не слышали. Причем лицо-то у священника не злое, и глаза кому-нибудь добрыми покажутся. Что именно он называет ересью – так и остается неясным. Больше всего о. Евгения не устраивает выступление С.Ю. Юрского – а при чем тут о. Иоанн и прихожане? Потом еще отца-миссионера возмутили хрестоматийные для раннехристианских апологетов и учителей церкви слова о том, что вера в бессмертие души сама по себе есть язычество. Это что же, дипломированный миссионер не в курсе, что именно такими выражениями иллюстрировалась односторонность платоновской антропологии, в которой соединение души и тела носит случайный характер как раз потому, что предсуществующая душа по смерти отделяется и в сохранности попадает в безвидный Аид? По каким же материалам, позвольте полюбопытствовать, нынче готовятся миссионеры? Может, сами же их и сочиняют?

Ну да ладно, невежество, пусть подчас и дремучее, сегодня не главный порок. Другого понять не могу, – откуда берется такая готовность кидаться по начальственному науськиванию на кого прикажут?

Всегда считал, что миссионер – это высокое церковное призвание, служение, возвещающее истину Евангелия, приносящего свет, избавляющего от власти тьмы. Уверен был, что настоящая миссия пронизывает само бытие Христовой Церкви. И когда она живет радостью приблизившегося Царства Небесного, ее все труднее не заметить со стороны, потому что одновременно на глазах у многих с людьми происходят неоспоримые и разительные перемены к лучшему: уходят отягощающие душу грехи, переоцениваются ценности, появляются приличествующие человеческому званию и Божескому призванию приоритеты. Люди добреют, тянутся к вечному, наконец, ориентируются на такой критерий праведности, который раньше казался им до смехотворности невозможным, – на жертвенную любовь. И ведь были времена, когда это осуществлялось, и стремительно росло число действительных, а не социологических христиан, когда сама Церковь была миссией Христа – Победителя Смерти.

Бывали, конечно, и времена другие, когда власть предержащие считали удобным разом объявить всех своих подданных христианами – для лучшей управляемости. Казалось, что проще удерживать территорию с таким населением, которое уберегается от разброда и шатаний одной большой застегнутой на нем скрепой. Великая иллюзия, совсем недавно озвученная в энный раз. Правда, у такой гигантской застежки, национальной или – того крупнее – имперской, неизменно появлялось одно странное свойство: она как-то быстро начинала ржаветь и приходила в негодность задолго до обрушения самих государственных монстров, которых и призвана была предохранять от распада. И миссия с такой идеологией не уживается – или исчезает совсем, или адресуется к еще сохраняющимся где-то язычникам. Так было с равноапостольными свв. Кириллом и Мефодием, к месту здесь вспомнить и великую плеяду русских миссионеров: свв. Стефана Пермского, Германа Аляскинского, Макария Алтайского, Иннокентия Московского, Николая Японского, и еще многих других, не столь известных.

Но откуда же берутся миссионеры с наклонностями карателей? В поисках ответа попытался выяснить прошлое о. Евгения Соколова. Без труда отыскал биографию, прочитал и глазам не поверил: шесть поколений священников по отцовской линии. Последний из них, дед о. Евгения, репрессирован, впоследствии репрессирован и отец. Это чтобы затем их потомок, приняв сан, сам стал соучастником репрессий?

До чего же довел наш несчастный народ 75-летний морок большевизма-сталинизма, что внук сгинувшего в лагерях священника по собственной воле готов превратиться в гниловатый сучок на дубинке озлобившегося митрополита. А ведь только на одной моей памяти это не первый случай. Как-то само собой в связи с именем о. Георгия Кочеткова, атакованного опять русской народной «фалангой», всплыло в памяти имя о. Сергия Правдолюбова. Того самого, который возглавлял в 2000 году московскую комиссию, единственной целью которой было «навесить» на о. Георгия как можно больше всяческих ересей. И навесили, но перестарались, поскольку не может человек исповедовать взаимоисключающие взгляды. Правдолюбовскую комиссию признали профнепригодной и расформировали за неуспешность. Но соль-то в том, что о. Сергий тоже внук достойнейшего деда-священника, и тоже пострадавшего от режима. Бог мой, это что, – тенденция, или, может быть, уже закономерность?! Господи, помилуй нас, грешных!

К. Николаев
Tags: беззаконие, боль, перепост, свящ. Георгий Кочетков, свящ. Иоанн Привалов, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments