Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Баламут снова предлагает новогодний тост

Говорят, что в ночь перед Рождеством активизируется всякая нечисть. Не буду утверждать наверняка, но уже 26 декабря зафиксирован определенный пик активности. В связи с этим margarita_v вспомнила замечательное произведение К.-С. Льюиса - итак, Баламут предлагает новогодний тост:



Ад. Новогодний банкет бесов-искусителей. Баламут, почетный гость, встал, чтобы провозгласить тост. «Ваше неподобие и вы, немилостивые господа! Вошло в обычай на таких банкетах подводить итоги прошедшего года и обращаться прежде всего к тем, кто ведет свою работу весь год под прикрытием тьмы, кто вынужден одеваться в одежды нашего Врага, лишь бы не быть распознанным сразу, ибо тогда все их усилия оказались бы напрасными.


Итак, что же принесли нам к столу? Вот подали нам жареного чиновника, абсолютно невежественного в той работе, за которую он поставлен отвечать, но зато направо и налево выдающего лженауные оценки и приговоры. Не знаю, как вы, а я лично не обнаружил той зверской, страстной жажды власти, которая придает такой вкус воротилам прошлого столетия. Я убежден, что это – мелкий человечек, который когда-то страшно испугался, будучи обличен в согрешениях с наркотиками, и этот липкий страх сделал за нас всю работу. Он подчинил этого человечка нашим людям, которые обещали ему свое покровительство всего лишь за готовность в послушании им. А мы ведь знаем, что послушание у нашего Врага считается добродетелью. Оставалась ерунда – не заметить подмену: послушания Врагу на послушание таким же человекам, как и он сам. И, начав с мелких поручений, он все более и более входил во вкус, убеждая себя в добродетельности своих деяний, от которых страдали невиновные. Нам оставалось только иногда подхваливать его и подкидывать небольшие гонорары, чтобы тихо сползал сюда, к нам, сам того не замечая.

Были тут и тушеные ревнители благочестия. Но, скажите мне, где в этой теплой тюре пламенная, яростная, буйная страсть? То ли дело испанские инквизиторы XVI века! А эти всего лишь ни холодны, ни горячи, и не замечают, что Враг давно изверг их из Своих уст. Даже Он не желает их! А они по-прежнему продолжают отслеживать соблюдение каждой буквы человеческих правил и мешают новичкам узнавать настоящее желание Врага о подлинной чести и благодати. Это уже кое-что, особенно если приправлено еще и враньем: можно ведь и борьбу за «переоблачение храма», и за непременно ночные службы на Рождество нашего Врага, и за ежедневное служение молебнов и акафистов вести так упорно, что кто-то всерьез может поверить, что именно ради этого самое это Рождество и случилось.

Клеветники и доносчики под желтым соусом – получше, они все-таки принесли немало вреда. Как-никак по их вине запрещались в служении настоящие горячие священники, приносящие славу нашему общему Врагу, их учеников отлучали от причастия. Священников переводили с места на место, разрушая служащие общины, а их так называемая церковь подменялась армией, а на самом деле просто солдафонской казармой, что отвращало от нее новых дураков, которые в противном случае могли бы в нее прийти, и нам потребовалось бы много усилий, чтобы их оттуда вытащить. В результате тирания сменяла свободу, все жертвы Врага оказывались напрасными и не достигали цели. Правда, наши герои почти и не думали об этих достойных целях. Не ими они жили. Карьеризм, сребролюбие, собственный вес, а главное – рутина, рутина... Да, поживиться нечем; однако, надеюсь, вы – не рабы чревоугодия. Посмотрим, нет ли других, более весомых достижений.

Вот неплохое по вкусу предательство. Это уже результат и наших с вами усилий, которым можно гордиться. Вот смотрите, сначала эти людишки сами пробалтываются, что некий священник действительно им помог, научил их молиться, и в семье их произошли перемены к лучшему, он говорил, что надо внимательно и почтительно относиться к своим родителям, в храм приглашал наших лютых врагов, которые не только в своей стране, но и в других странах считаются духовной, культурной и художественной элитой, и чье слово помогало многим научиться самостоятельно думать, свободно выбирать служение нашему Врагу. Может ли что быть страшнее для нас! И нам пришлось потрудиться, чтобы эти овцы вдруг захотели пасти пастырей. А дальше уже все развивалось по нашим законам: напившись из колодца, можно туда стало и плевать, опять-таки, прежде всего, ложью. А мы же помним, что ложь – прямая дочь Самого Всенижнего. Такие души — нет, кляксы от душ — и губить не стоит; но ведь Враг почему-то решил, что их стоит спасать! Поверьте, решил. Молодые, неопытные искусители представить себе не могут, как мы крутились, как вертелись, чтобы изловить их. Трудность именно в том, что они ничтожно мелки. Буквально никак не доведешь их до той свободы выбора, при которой грех становится смертоносным. Заметьте, надо их довести – и все, дальше идти нельзя, там другая опасность: они могут раскаяться. И вот чтобы этого не произошло, важно, чтобы таких душонок становилось больше. А с таким смешным количеством голодным всегда будешь. Что это за работа, когда душ, чьи разложение и гибель дают нам возможность если не пировать, то не голодать, – душ этих, повторю я, на целый многосотенный приход всего-то пять штук находится?

Запомните, великие (вкусные) грешники – точно из того же теста, что и эти мерзкие твари, великие святые. Каково Врагу? Для того ли Он создал людей, стал Одним из них, умер в муках, чтобы расплодились недочеловеки, годные лишь для лимба? Он хотел вывести породу богов, святых, таких, как Он. Да, нам невкусно, зато радость какая! Вы только подумайте, опыт Его не удался!

Разрешите напомнить, что творилось у них в прошлом веке (как раз тогда я оставил частный искус и перешел на руководящую работу). Стремление жить по законам Врага стало приносить свои плоды. Освободились от союза с государством, стали открыто исповедовать свою веру, росло число так называемых православных общин и братств, появились первые ростки проповеди в храме об их Спасителе и нашем Враге и даже – трудно выговорить – их епископы и священники стали проявлять любовь не только друг к другу, но и к так называемому народу, которого они до этого ни во что не ставили. Случилась страшная вещь: Враг почти прибрал к рукам сотни тысяч человек. Ох, как много пришлось поработать, чтобы спасти оставшихся. Но дремать на лаврах нам рано! Еще остались те, кто успел наглотаться этой самой любви и свободы, научиться служить Врагу так, как передали им эти самые новомученики и исповедники (надо же такое имя придумать!). Этих людей мы уже потеряли безвозвратно. Развивается преотвратительное явление, называющееся возрождением церкви. Вы не поверите, господа, как близка была угроза нравственно здорового общества!

Благодаря Всенижнему, Отцу нашему, эту опасность мы пока предотвратили. Но надолго ли? Контрнаступление вели на двух уровнях. На глубоком – удалось развить и выявить страх перед личной свободой. Эти людишки не потянули того, что связано со свободой: ответственности и самопожертвования. Свобода ведь дорого стоит! На этом мы построили наши контраргументы. Даже самый глупый знает, что своя рубашка ближе к телу. А уж свобода, соединенная с верностью и послушанием их Врагу и Его церкви, – это вообще неподъемная ноша. Поэтому подменить свободу жаждой порядка и котлов с мясом египетским, послушание Врагу – послушанием начальнику, служение – раболепием, самопожертвование – карьеризмом и шкурничеством нам удалось. Конечно не у всех, но лиха беда – начало!


Такова глубинная контратака. Однако вам, начинающим, никто не доверит работу на этом уровне. Вас приставят к частным лицам. Против них (или через них) вы будете действовать иначе. Ключевые слова тут «секта» и «ересь». Наши филологи хорошо поработали над человеческим языком, и вряд ли нужно предупреждать вас, чтобы вы не давали употреблять эти слова в ясном, определенном значении. Ключевое слово употребляем как заклинание, не иначе, если хотите – как ярлык. Больше всего любят эти словечки те, кто живет странной мыслью, что все люди на земле одинаковы. Их злит любое превосходство, они отрицают его, отвергают. Если кто-то просто не такой, как он, и что того хуже, что-то успешно делает для нашего Врага, ему обидно. "Ах ты, как чистенько выговаривает! Ясно, загордился...", "Сосисок он, видите ли, не ест! Какой интеллигентный! Свой парень все бы лопал". Словом, что ж он, мерзавец, не такой, как я? Сектант! Еретик! Явление это нам полезно, оно ни в коей мере не ново. Люди знали его тысячи лет под именем зависти. Те, кто замечал это в себе, стыдились. Те, кто не замечал, осуждали в других. Нынешняя ситуация хороша тем, что вы можете это освятить – сделать приличным, даже похвальным – при помощи вышеупомянутого заклинания. Тогда всякий, кто чувствует себя хоть в чем-то ниже других, сможет откровенно и успешно тянуть всех вниз, на свой уровень. Главное же в том, что повсеместно и неуклонно растет недоверие, а там и ненависть к какому бы то ни было превосходству. Люди вынести не могут, что кто-то честнее, культурнее, умнее или образованнее их. Вот тут-то вы и подкидываете им нужный ярлык: секта, ересь.

Я уже говорил, что погубить начисто эту мелочь, которую и людьми не назовешь, – дело трудное и кропотливое. Но если не жалеть сил и стараний, результат обеспечен. Казалось бы, великих грешников губить легче. Это не совсем так – они непредсказуемы. Забавляешься ими лет семьдесят, а на семьдесят первый, глядь, Враг и выхватит их из-под носа! Дело в том, что они могут покаяться. Они знают, в чем виноваты. Они готовы отринуть ради Врага все и всяческие условности, как отринули прежде ради нас.

А теперь перейдем к самому приятному. Мне выпала честь предложить от вашего имени тест за Самого Всенижнего и за наше училище. Наполним бокалы. Но что я вижу? Что за дивный запах? Не ошибся ли я? Несмотря ни на что, в наших погребах есть фарисейское, самого высшего сорта. Нет, просто, как в старое, доброе, время! Втяните этот запах, господа! Посмотрите вино на свет! Знаете ли вы, как его делают? Чтобы получился такой букет, важно, чтобы все подчинившиеся нашему влиянию души возомнили себя святыми борцами за спасение их церкви. И главное – за спасение от их же собственного священноначалия и даже от их патриарха! Вот когда наступает наш настоящий пир: когда они своими глазами смотрят, как патриарх призывает к единству церкви, и не видят, что своей борьбой за это единство они творят раскол; своими ушами слышат настоятельные призывы к возрождению миссии и катехизации в церкви, и не разумеют, что уничтожают именно те приходы и общины, в которых все это уже 20 лет как действует и приносит плоды нашему Врагу. Говоря словами их же апостола, «огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их».

Ваше темнейшество, ваши неподобия и вы, немилостивые господа, выпьем же за наше адоспасаемое училище!».

1958 г. – 2012 г.


Tags: вера, свящ. Иоанн Привалов, христианство, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments