Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Русская православная церковь должна уметь говорить на языке, понятном для молодежи, считает патриарх


Москва. 30 ноября. ИНТЕРФАКС - Русская православная церковь должна уметь говорить на языке, понятном для молодежи, считает патриарх Московский и всея Руси Кирилл.


...
Он особо отметил, что Церковь не идет по пути крайностей некоторых неправославных общин, которые вносят в свое богослужение молодежную субкультуру.

"Такой путь неестественен для традиций православия, но это не означает, что Церковь должна обслуживать только пожилых людей. Отказываясь от включения элементов молодежной субкультуры в богослужение, считая это недопустимым, мы одновременно готовы говорить на языке, понятном для молодежи, в том числе опираться на элементы молодежной субкультуры во внебогослужебное время, проводя разного рода молодежные церковные мероприятия", - сказал патриарх.



Понятно, что нужно избегать формализма с одной стороны, и панибратства с другой. Это вообще стоит делать в любом общении, не только с молодежью. Однако вопрос о том, как же это возможно, остается открытым.

В храме человек слышит язык, который требует значительных усилий для понимания. Но ведь и в обычном разговоре верующие люди часто по привычке используют свой слэнг, "птичий язык", давно привычный и понятный им самим, но вряд ли подходящий для объяснения самых простых вещей незнакомому с христианством человеку.

Вот интересный пример диалога, посмотрите: 


Беседа архим. Владимира (Петрова) с одним из алтайских старшин

2 июля 1867 года приехал в Улалу алтайский димичи (помощник старшины), чтобы по поручению всей дючины, переговорить с архимандритом о принятии христианства. «Димичи этот, пишет о. В. Гурьев, старик среднего роста, в физиономией настоящего алтайца; цвет лица его темно желтый, почти коричневый, скулы необыкновенно выдающиеся, глаза узкие, губы толстые, нос широкий, приплюснутый, подбородок острый без волос, передняя часть головы бритая, на задней части небольшая коса; вся одежда его состояла из козьей шубы шерстью вверх; под этой шубой ничего более не имеется…; на ременном поясе привешаны небольшой алтайский нож и неизменная спутница каждого алтайца – трубка; в правой руке плеть с какими-то металлическими насечками, единственный знак его власти над дючиной.
По обычаю алтайцев, димичи не сразу высказал причину своего приезда, а долго объяснял, что у него сбежали лошади, что он поехал их отыскивать и зашел к о. архимандриту спросить, не слыхал ли он, не знает ли, где его лошади? После такого вступления, он как бы нехотя, между прочим, стороной, заговорил о настоящей причине своего прибытия.

- Наши (под этим словом он разумел всех общественников своей дючины) хотят знать: можно ли служить Богу и по старой вере и по новой? Можно ли креститься и приносить жертвы?

Отец архимандрит в свою очередь спросил его: а для чего они приносят жертвы? Конечно для того, чтобы сделать приятное Богу, угодить Ему?

- Да, для этого, отвечал димичи.

- Так нужно же знать, возразил архимандрит, - что приятно Богу, чем можно угодить Ему?

- Камы (жрецы) говорят, отвечал алтаец, что Богу нужны жертвы, что это Ему приятно.

- А почем это камы ваши знают? От кого это они узнали? Кто им сказал об этом?

- Не знаю, – сурово отвечал димичи.

- Камы это выдумали сами, продолжал спокойно архимандрит, и выдумали для своей прибыли; для того, чтобы им можно было распоряжаться не только вами, но и вашим имуществом, вашим скотом; а сами-то они вовсе не знают, что Богу приятно и чем можно угодить Ему.

- Может быть и не знают, сурово подтвердил димичи.

- А чтобы узнать, что Богу приятно, чем можно угодить Ему, нужно спросить Его Самого, нужно узнать прямо от Него.
- Нельзя, сурово возразил алтаец, - Бог невидим, спросить Его нельзя, говорить с Ним никому нельзя.

- Нет, можно, отвечал архимандрит; - было время, Бог Сам приходил к людям и Сам сказал, что Ему приятно. Эти слова Божии записаны в книгу; эта книга у нас христиан есть. Если вы пожелаете сделаться христианами, тогда мы прочитаем вам эту книгу.

- Что ж в этой книге есть? Какие в ней слова? Спросил димичи, подняв свои глаза на архимандрита.

До этого времени, во все продолжение разговора, он сурово смотрел в землю и видимо углублялся и сосредотачивал все свое внимание на разговоре.

- В этой книге, продолжал архимандрит, - сам Бог говорит, что Ему не нужно таких жертв, как ваши; не нужно коров, баранов, молока; Он ни пьет, ни ест, ни в чем не нуждается; а если бы нуждался, так Сам бы взял, потому что и коровы и бараны, и все на свете, все Его, все это Сам Он сотворил и во всем полный хозяин. Так ваших жертв Ему не нужно. Он в них не нуждается, и вы тратитесь на ваши жертвы совершенно напрасно и без всякой пользы…

Димичи слушал все это с глубоким вниманием, нагнув свою голову почти до колен и неподвижно устремив свои быстрые глаза в землю. Воцарилось минутное молчание; видно было, что дикарь размышлял сам с собою. Чрез несколько минут он поднял голову, и обратившись к толмачу, сказал:

- Бог все сотворил, это правда; все Его; у нас есть бедные, у иного собаки нет; забелеет бедняк, нечего ему принести Богу в жертву; богатые не дают; он умирает. Если бы принес в жертву овечку, Бог бы выздоровил его; он будет не у Бога, нам жаль его…

О. архимандрит отвечал:

- Смерть человека и бедного и богатого не зависит от жертвы; иначе богатые никогда не умирали бы.

- Правда, подтвердил алтаец, у нас и богатые умирают, это правда.

- Стало быть, ваши жертвы не спасают вас, стало быть, они не приятны Богу. А у нас христиан есть такая жертва, которая угодна Богу, которая для Него приятнее всего на свете; для этой жертвы не нужно ни коров, ни баранов, ни молока и никакой траты, никакого убытка. Когда вы сделаетесь христианами мы научим как приносить эту жертву. Дороже ее для Бога нет ничего; а издержек на нее не нужно никаких.

- Это хорошо, сказал димичи, - я поеду и скажу это своим.

- Поезжай с Богом; скажи им, что если они хотят послушать Слово Божие, то я приеду к ним, когда они назначат, и привезу с собою св. книгу и буду им читать хоть день и ночь; пусть послушают; св. книга покажет им настоящую дорогу к Богу.
- Хорошо бы узнать эту дорогу, весело сказал дикарь, - чтобы не пропасть; мы ничего не знаем, прибавил он, - никакого закона, мы люди пропащие, рады послушать.

И он снова склонил свою голову, как бы приготовляясь слушать; видно было, что разговор этот сильно интересовал его.

- Было время, продолжал архимандрит, когда все люди шли к Богу одной дорогой, а потом разбрелись как овцы; вышло много дорог, много разных вер. А будет время, когда все люди пойдут к Богу одной дорогой; нужно наперед узнать эту дорогу, нужно расспросить людей знающих: - какая это дорога, как ее найти, как по ней идти, чтобы не сбиться, не заблудить, не пропасть, как вы сами говорите. В св. книге Сам Бог показал людям какая к Нему дорога и как по ней идти нужно.

- Рады послушать св. книгу, рады узнать прямую дорогу к Богу, сказал более весело алтаец, - а все жаль, что молока нельзя бросать Богу наши бабы к этому привыкли; трудно им будет отставать.

- Да на что же Богу молоко? Он его не есть, возразил архимандрит; - а если хотят приносить Богу молоко, так и это можно, только не так, как они это делают; зачем молоко бросать по пустее, на ветер? Лучше отдать его бедняку, нищему, - это Богу приятно; Бог сам ни в чем не нуждается, а бедняк нуждается, - помоги ему, это Богу приятно. Все мы дети у Бога, а Он Отец наш; есть у тебя брат-бедняк, помоги ему, это будет приятно Отцу-Богу; эта помощь будет твоею жертвой Богу. Он тебя за это еще наградит. Так сказал Он Сам в Своей св. книге.

Димичи сильно задумался; наступило опять продолжительное молчание.

- Хорошо, сказал он наконец; - поеду, все расскажу своим; надо послушать св. книгу.

- Вот ты теперь немного уже знаешь, что написано в св. книге; а если ты и другим про нее скажешь, Бог тебя наградит за это. Ему приятно, когда люди рассказывают один другому про Его святые слова. Поезжай же, расскажи своим что ты слышал теперь; а как только они сами захотят послушать святые слова, присылай за мною; я сейчас приеду и привезу св. книгу и буду читать всем, кто захочет слушать.

- Спасибо, с видимым чувством сказал димичи, собираясь в путь. Забрав свои вещи, - шапку и неразлучную трубку, он кивнул головой в знак прощанья и со словами эзень-бозынь (будь здоров) вышел из комнаты».

Современная летопись за 1887 г. № 46.


Tags: вера, миссия, размышлизмы, христианство
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments