Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Оскорбление религиозных чувств: историческое основание.

Прочитал у mikha_el в Оскорбление религиозных чувств: историческое основание. Я писал об открытии этой выставки, а тут еще такой живой рассказ. Времени до закрытия осталось немного, рекомендую постараться успеть )

Вчера мы с нашими детьми посетили выставку "Не должно вам быть", которая находится сейчас в музее современной истории Росии на Красной Пресне. Дети увидели небольшой фильм с хроникой времени начала гонений на Церковь, увидели как разрушали храмы. Увидели фотографии детей, голодавших в Поволжье и меню тов. Дзержинского со свежей лососиной, зеленью и горошком.

А я обратил внимание на один документ, письмо Варвары Брусиловой Ленину. Нашел в сети текст письма, но видимо не полный. Эти гневные строки писала некогда светская красавица, наследница большого состояния, жена блестящего офицера и невестка знаменитого генерала, а теперь потерявшая все 23-х летняя вдова и мать, приговоренная к смерти. Едва ли возможно себе представить каким мужеством должна была обладать женщина, на пороге расстрела думающая не о себе, но о невинно убитых людях, Православной вере и будущей судьбе России.


На суде в своем последнем слове Варвара Брусилова сказала: "Ваш приговор я встречу спокойно, потому что по моим религиозным верованиям смерти нет... Я милости и пощады не прошу…» По решению суда пятерых арестованных расстреляли. Шестерым смертную казнь заменили 5-ю годами лишения свободы. В их числе была и Варвара Котляревская. Вскоре, благодаря заступничеству родственников, она была помилована и выпущена на свободу.



"Владимир Ильич!

Моя подпись напомнит Вам недавний процесс церковников, в котором 5 человек поплатились головой за свои религиозные убеждения. Я была в числе 11, приговоренных к высшей мере наказания. Говорят, что Советская власть за убеждения не судит. Это неправда. Конкретной вины у нас всех не было никакой, к нам были так суровы за то, что некоторые из нас имели мужество перед лицом Трибунала поднять голос в защиту своих святынь, сказать вслух то, о чем шепчется по углам и шумит вся Православная Русь.

Вам лучше, чем кому-нибудь, должно быть известно, что никакого заговора, никакой преступной организации у нас не было. Большинство из нас впервые увидели друг друга на скамье подсудимых. Нас объединяло только оскорбленное религиозное чувство. Пусть с Вашей атеистической точки зрения мы были не правы — разве за это можно казнить? Не милости, не пощады я у Вас прошу, я спокойно глядела в глаза смерти весь долгий месяц одиночного заключения после приговора, но мне лишь невыносимо больно было за тех, на которых у Вас поднялась рука, мне больно за невинно пролитую кровь.

У Вас, именующего себя вождем русской революции, я спрашиваю: какими словами, если не кровавой расправой назвать Ваш революционный суд?..

Не думайте, что этим путем Вы искорените религиозное чувство в душе русского народа. Знайте, что тысячная толпа, присутствовавшая на нашем процессе в Трибунале, в то время, как Вы поливали нас грязью и называли нас бандитами и людоедами, эта толпа приветствовала нас, как новых мучеников христианства всюду, где могла. Они молчали потому, что знали, что слово в «свободной» Советской России карается смертью, они видели это на живом примере.

... Я предлагала мои молодые силы на служение ближним для санитарной и медицинской работы в голоде и эпидемии, но в этом мне было отказано. Я обречена на бессмысленное сидение в тюрьме. Конечно, мое заключение облегчено сознанием моей невиновности и моральной поддержкой с воли. Со всех концов Москвы несут мне передачи...

Бывший епископ Антонин (Грановский — бывший епископ Владикавказский и Моздокский; в обновленчестве — митрополит Московский (1922—1923); с 1923 именовал себя «Московский и всея Руси»; один из лидеров обновленческого движения, глава Союза «Церковное возрождение» — ред.) заявил в печати, что мы обязаны ему спасением нашей жизни. Знает ли он, что не все захотят принять этот дар от его запятнанных кровию рук! Ведь на него и его сподвижников... падает ответственность за загубленные жизни.


В. И. Брусилова"

Оказывается, выражение "оскорбление религиозных чувств" широко использовалось в те времена. Не удивительно. В стране, где все люди принадлежали к некоему вероисповеданию, а не к национальности, вполне допустимы религиозные чувства.

Tags: выставки, перепост, репрессии
Subscribe
promo mka март 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments