Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Город Шопена, ветра и дерзновенного православия

Эта новость меня особенно порадовала - при моей любви к этим городам, в которых мы сами побывали только этим летом ))

Преображенское содружество малых православных братств
Шаг первый. Город Шопена, ветра и дерзновенного православия

Через любые три точки на плоскости можно провести окружность, и притом только одну. На этот раз три точки на карте превратились в три польских города паломнического маршрута молодежного «Круга»: Варшава, Вроцлав и Краков.


Польша встретила нас довольно прохладно. Обдуваемые холодным ветром, мы попали в город покоя – настоящий Шабат. Дело в том, что 22 сентября – это европейский День без автомобиля. В этот раз польское правительство решило поддержать праздник и отменило плату за проезд. Мы помчались по Варшавским улицам на бесплатном общественном транспорте и успели везде, куда только ни пожелали.

Одно из самых ярких впечатлений первого дня – это Музей Шопена. С одной стороны, это гордость Варшавы и всей Польши. Если есть желание познакомиться с музыкантом, то этот музей может его исполнить. Полное включение в жизнь и творчество музыканта захватывает всякого посетителя – от дилетанта до знатока: интерактивные панели с записями нот рукой музыканта, индивидуальные кабины с возможностью насладиться его музыкой, детские комнаты, большие залы с непрерывным музыкальным видеорядом, сенсорные партитуры и прочее, и прочее…



С другой стороны, это мавзолей Шопена. В черном зале с надписью «19 октября 1849» (день смерти музыканта) хранится его посмертная маска, несколько посмертных портретов и прядь волос. А неподалеку в католическом соборе Святого креста в одну из колонн вмуровано сердце гениального пианиста. Такой способ почитания нам известен слишком хорошо. И мы не знаем, что нам делать с этой памятью, но что заставило этот народ, имеющий Ягеллонский университет, гениального композитора и трепетное отношение к памяти, следовать подобному обряду?

В поиске ответа на этот вопрос мы распрощались с субботой, чтобы быть готовыми к воскресенью.

От смерти в жизнь

День воскресный начался с литургии. Пятиэтажная улица Лелеховска лежит в отдалении от центра и хранит на своем береге дом за номером 5. Ничем не примечательное двухэтажное здание густого синего цвета – бывшая котельная. Есть на нем одна табличка, на которой написано, что внутри прячется Музей иконы. А немного дальше, на приступке, есть еще одна дверь безо всяких знаков отличия. За ней живет в полном смысле этого слова
 
православный храм, освященный во имя священномученика Григория Перадзе.

У аналоя рядом с солеей стоит высокий священник – протоиерей Генрих Папроцкий. Подходим к нему, он что-то вежливо спрашивает по-польски.

– Отец Генрих, благословите. Мы приехали к вам из Москвы.

– Ах, да. Мне говорили. Находите себе место, устраивайтесь.

Он благословляет нас и уходит в алтарь. Есть время до начала литургии, чтобы осмотреться. Псаломщик – один из прихожан – начинает читать часы. Рядом с ним его дети, в углу на лавочке одиноко устроилась бабушка. Несколько алтарников, диакон и второй священник, о. Артур, заняты в алтаре.

Сам храм высок, архитектурно необычен. Слева по стене вверх до самого потолка уходят изображения витражей – это так называемый картон, а справа на подоконниках стоят настоящие витражи, пока еще без рам. В центре храма крест, перед ним икона с изображением свщмч. Григория, а над ним – паникадило ручной работы в два кольца с красными и синими огнями.

Уже через двадцать минут храм был полон, и служба искрила. Врата распахнуты, «тайные молитвы» читаются громко и вслух, Евангелие – лицом к народу, после чтения Писания – проповедь. Весь народ молился на родном польском языке. Было много детей и молодежи. На чтение Апостола вышел брат, встал перед крестом в центре и начал читать. А мгновение спустя к нему подошел малыш лет трех, обнял его за ногу и стал слушать.

После службы во время привычного для этого прихода кофе мы рассказывали прихожанам о Преображенском братстве и о молодежном «Круге». В какой-то момент прихожане переключились на вопросы:

– А сколько времени у вас занимает участие в «Круге»?

– Столько же, сколько и в братстве. Мы не ходим в «Круг» как на работу. Мы стараемся везде, где бы мы ни были, говорить, поступать и вообще жить как христиане, как члены братства, как члены молодежного «Круга». И, может быть, получается у нас это ещё не очень хорошо, но мы к этому стремимся.

Когда все стали расходиться, о. Генрих лично поблагодарил нас и уже в неофициальной обстановке рассказал о том, как трудно было им раздобыть это помещение, каких невероятных сил и средств стоил ремонт и что еще предстоит. Мы спросили его:

– А иконостас вы будете ставить до потолка?

– Нет! Конечно, нет, – он замахал руками. – Я хочу сделать над алтарём фрески, а в окна вставить витражи. Но это очень деликатное, хрупкое искусство.

– А приход как-то участвует в благоустройстве храма?

– Конечно. Тут одна икона стоит 3000 злотых, а паникадило мы заказывали специально. Эта ручная работа обошлась нам в 8000 злотых.

– А чем ещё вы занимаетесь на приходе?

– Знаете, я же работаю на местном телевидении, преподаю… Ещё приход – это уже много...

Несколько прихожан остались с нами на обед. Мы засыпали их вопросами. А как получилось, что они служат на польском языке? Как собрался этот приход? Откуда столько молодежи?

Оказалось, что несколько лет назад небольшая компания молодых православных христиан захотела служить на польском языке. Не ради прихоти, а церкви ради. Написали письмо по этому поводу, собрали подписи других желающих, договорились с о. Генрихом, что в случае успеха мероприятия он будет служить, и после этого обратились к митрополиту Савве. Митрополит довольно быстро согласился, на польскоязычную литургию и благословил служить её по субботам  в маленьком приходе на улице Подвале, чтобы испытать, насколько последовательна будет молодежь. Через год они перешли в другое место (польско-католическую часовню), где служили уже по воскресеньям. И так понемногу, доказав жизнеспособность такой традиции богослужения, собирая людей, они осели на Лелеховской, 5, где и произошла наша встреча. Научимся ли мы такой легкости на подъём? Захотим ли мы большего, нежели просто ждать, когда вокруг всё станет хорошо, когда люди в церкви смогут одинаково благодарно молиться и на русском, и на церковнославянском языке, когда искренний интерес молодёжи будет находиться не там, где барышни в балаклавах, а там, где нивы побелели... Захотим?

Захотим. Уже захотели!

Дорога без конца…

На большом красном автобусе, полном поляками, мы отправились во Вроцлав, где нас ожидали гномы, прекрасная погода, о. Евгений Цибульский и владыка Иеремия Вроцлавский и Щецинский.

Продолжение читайте в новом номере газеты "Кифа"...

Андрей Васенев

Фото Николай Токарев

Информационная служба Преображенского братства



Tags: polska, братство, паломничество, по мотивам...
Subscribe

  • С днем памяти прп. Серафима!

    О прп. Серафиме говорит отец Павел Адельгейм 1 августа 2013 года. Через несколько дней сам отец Паве был убит.

  • Рождество...

    Сегодня уже многие христиане празднуют Рождество Христово. Поздравляю! А Константин Евгеньевич празднует 60-летие, что замечательно. Но вообще…

  • Зажги свечу памяти в 21.00

promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments