Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Хочу «петь разумно», или Что мы теряем с переводом богослужения?



Диспуты о языке богослужения чаще всего проходят в теоретической плоскости. Перевод сделает службу приземленной, на обыденном или разговорном языке славить Всевышнего – недостойно, считают сторонники церковно-славянского языка. Дискуссии на эту тему бесполезны, подобные утверждения можно проверять только практикой.


В храме Преображения Господня на киевских Теремках некоторые части службы уже давно служат по-украински. Буквально недавно – вечером 8 марта мы с другом молились там на литургии Преждеосвященных Даров. Друзья меня потом спрашивали: как впечатления? За те 12 лет, что хожу в церковь, я успел привыкнуть к церковно-славянскому, но я не почувствовал ни капли смущения, когда прокимны перед чтением Апостола канонарх стал возглашать по-украински. Потом и сам Апостол, и Евангелие читали по-украински. Почему-то все это не резало слух. В общине святой Екатерины, которая служит на Куреневке, некоторые службы проходят на трех языках: церковно-славянском, греческом и украинском. Служба от этого не становится более приземленной.

Украинский – не родной мне язык, хотя и знаком с детства. Но я не понимаю, почему нужно лишать украинцев права молиться на родном языке. Все разговоры о том, что службу нельзя переводить – от непонимания того, кому эта служба нужна. Богу? Разве Он Сам не является в Себе источником всякого блага? Очевидно, что она нужна людям. Тогда необходимость перевода очевидна.

Тем более, что язык молитвы – вопрос второстепенный. «Миллионы людей молились и молятся Богу, и всех их слышит Бог. Не только слышит, но и понимает. И понимает не потому, что Он — полиглот, не потому, что знает все человеческие языки со всеми их наречиями и произношением. Не потому... Язык сердца нашего знает Бог. В этом языке нет подлежащих и сказуемых, причастий и наречий, запятых и кавычек. Но в нём есть то, чем живёт человек: вера, тревога, радость, страх, сострадание. Всё это видит и понимает Бог», - пишет замечательный современный проповедник протоиерей Андрей Ткачев.

Аргумент о том, что язык общения с Богом должен быть иным, чем язык нашего повседневного общения, отдает какой-то интеллектуальной ленью. Как будто вся наша жизнь состоит из двух полюсов – церковно-славянского и языка пьяных скандалов. Наша обыденная речь далеко ушла от литературного русского языка, как суржик не похож на поэзию Лины Костенко. Говорят, вопрос в том, где найти качественные переводы? Почитайте, хотя бы, как переводил Сергей Аверинцев, какие стихи писал Иосиф Бродский о Рождестве и Сретении, как Александр Пушкин поэтично пересказал молитву Ефрема Сирина.

Необорной Воеводе песнь победную,
Избавительнице града речь хвалебную,
Мы в весельи воспеваем, Богородица!
Но, Владычице, всемощная, предивная,
Отвращай от нас напасти, чтобы в мире нам
Воспевать Тебе:
Радуйся, Невесто неневестная!

- так Сергей Аверинцев перевел известный гимн средневекового поэта Романа Сладкопевца.

Есть много других примеров: Херувимскую песнь перевел архиепископ Ионафан (Елецких), и в этом переводе нет ничего от разговорного стиля. Есть хороший перевод Псалтири иеромонаха Амвросия (Тимрота). Когда священник вместо «Горе имеим сердца» возглашает: «Вознесем ввысь сердца наши», - то здесь тоже я не вижу ничего обыденного. Я привожу лишь несколько примеров со своей книжной полки. Уверен, что люди, более серьезно занимающиеся переводами, приведут еще с десяток фамилий талантливых переводчиков.

Доводы, что, мол, с переводом службы мы потеряем что-то важное, разбиваются об один простой вопрос: что мы тогда вообще имеем, если боимся потерять, общаясь с Богом на родом языке? Да, это может кого-то смутить. Что вы говорите, это вызовет новый раскол? Тогда он есть уже сейчас, просто временно не оформлен документально.



И последний вопрос: перевод, как мне кажется, нужен вовсе не для того, чтобы привлечь в храмы тех людей, которые упрекают церковь в непонятной службе. Канон Андрея Критского не станет понятнее даже в самом лучшем переложении. Перевод нужен прежде всего самим церковным людям. Чтобы воцерковить свою жизнь, сделать ближе к Богу свои мысли и поступки. Да, это нужно не всем, да, кто-то может спастись и без этого. Но я лично хочу «петь Богу разумно», то есть так, чтобы, молясь, не переводить в уме каждое слово. Можно бояться того, что мы чем-то унизим службу, а можно надеяться на то, что чем-то возвысим себя. Да и что это значит – унизить и приземлить службу? Разве можно так ставить вопрос в религии, Основатель которой умывал ноги Своим ученикам?

Владислав Головин

Tags: богослужебные переводы, богослужение, вера, христианство
Subscribe

  • Лики эпохи: по велению сердца и зову чести

    Люди не могут жить без милосердия и без общения. Проявление милосердия есть исполнение Божьей воли и человеческая потребность. Семинар посвящен…

  • А был ли мальчик?

    Начало этому рассказу положил тот, кто на могиле братьев рядом со звездой поставил крест с тихой надписью: «1932 года 3 сентября погибши от…

  • Казанская и паломничество примирения

    В прошлом году немецкий священник, основавший в Освенциме, где он служит уже тридцать лет Центр диалога и молитвы, организовал паломничество в…

promo mka март 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments