Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Categories:

Что такое "ЖУПЕЛ"

ЖУПЕЛ

Многие старославянизмы в истории русского языка подверглись коренному семантическому преобразованию. Условия и процессы, приводившие к ломке их смысловой структуры, очень разнообразны. Иногда здесь играла большую роль личная инициатива.

Характерна история значений слова жупел в русском литературном языке. Слово жупел унаследовано русским литературным языком из языка старославянского. Этимология этого слова не очень ясна. Жупел выводят обычно из лат. sulfur. Акад. А. И. Соболевский предлагает связать жупел с каким-нибудь романским потомком лат. sulfur. Уленбек пытается установить связь слова жупел с готск. swibls (Uhlenbeck, Arch. für slav. Ph., 15, с. 492). А. С. Преображенский тоже готов видеть в этом слове старое заимствование из германского, но отмечает фонетические затруднения, связанные с такой этимологией (Преображенский, 1, с. 238).


Слово жупел обозначало горящую серу или смолу. Это слово было живым в языке древнерусской письменности. Оно отмечено в языке древнейших русских памятников церковного содержания. Например, в XI в.: «Да не огньмь и жюпелъмъ потоплени б@демь (Гр. Наз.)» (Срезневский, 1, с. 884).

Однако, едва ли это слово было очень распространенным и широко известным. В XV в. слово жупел, как непонятное, иностранное, «неудобь познаваемое» внесено в новгородский глоссарий и затем неизменно объясняется в азбуковниках XVI — XVII вв. (Сахаров, т. 2, кн. 5, с. 122, 158). В Словаре Памвы Берынды слово жупел также подвергается объяснению: `сера'. Непонятность слова жупел для широких масс сказывается в таком словоупотреблении конца XVII — начала XVIII в.: «... и скоро от серы, и от смолы, и от жупелу загорашася...» (Сиповский 1905, с. 236).

Все же в «Лексиконе треязычном» (1704) Ф.  Поликарпова приведена такая группа слов:

Жупел — θεĩον, θεάφιον, sulphure.

Жупелистый— θειωτός, sulphuratus.

Жупельное мhсто — θεωτόπος, sulphuraria.

Жупельный— θευώδης, sulphurens.

В высоком слоге русского литературного языкаXVII в. слово жупел также не было редкостным. Оно, например, встречается не раз у Державина:

От вихрей, с жуплом преходящих,

И все огнем ядущих волн

Не удалится проч, — и завсегда,

Как твердый Тавр, душа его тверда.

(Победителю)

Ср.:

Как жупел он Вулканов вверх

Горящими струит реками...

(Первая песнь ПиндараПифическая)

Столбом дым, жупел в воздух вьется,

Пожар, как рдяны волны, льется...

(Фонарь)

Но твой же может бросить тул

И жуплов тьмы на князя ада.

(Гром)

У В. В. Капниста в «Видении плачущего над Москвою россиянина, 1812 г. окт. 28 дня»:

Могилы жупела и пепла кажут там

Обитель иноков и их смиренный храм.

В стихотворном языке первых двух десятилетийXIX в. слово жупел также довольно употребительно. Например, у И.  М. Долгорукова в стихотворении «Судьбе»:

За гробом нет судьбы, нет случаев премены;

Там истина, там Бог, там жупел, или рай.

У Батюшкова в стихотворении «Мои пенаты»— для обозначения дыма от пороха:

Двуструнной балалайкой

Походы прозвени

Про витязя с нагайкой,

Что в жупел и в огни

Летал перед полками

Однако Пушкин не пользовался этим словом. К30—40-ым годам XIX в. оно постепенно отходит в архивный фонд русской литературной лексики, хотя и применяется иногда в стиле архаической лирики и бытового сказа (чаще с церковной окраской).

Например, у Н. М.  Языкова («Отрок Вячко»):

И с той горой бывает

Трясение— и молнию и жупел

Она бросает из себя.

У В. Ф. Одоевского в повести «Эльса»: «Ведь, прохожие дым-то видят, и дым-то у вас не православный — серой да жупелом пахнет по всей улице».

В академическом словаре1847 г. слово жупел признается устарелым, профессионально-культовым, церковным. На нем ощутителен отпечаток церковности, старинного культа (ср. употребление его у Мельникова-Печерского в романе «В лесах»). Слово жупел лишь в 60—70-х гг. XIX в. возрождается с новым значением. Своим возрождением оно обязано великому драматургу А. Н. Островскому. Купчихе Настасье Панкратьевне из комедии «Тяжелые дни» это слово представлялось страшным, пугающим. Значения его она не понимала, но общая экспрессивная окраска звуков жупел, церковный ореол, окружающий это слово, заставляли купчиху трястись от страха. В комедии А. Н. Островского находится такой диалог о словах между Мудровым и Настасьей Панкратьевной (д.  2, явл.  2):

Настасья Панкратьевна: ...Вот я еще мудреных слов боюсь.

Мудров: Да, есть слова, есть-с. В них, сударыня, таинственный смысл сокрыт, и сокрыт так глубоко, что слабому уму-с...

Настасья Панкратьевна: Вот этих слов я, должно быть, и боюсь. Бог его знает, чтó оно значит, а слушать-то страшно.

Мудров: Вот, например-с...

Настасья Панкратьевна: Ох, уж не говорите лучше! право, я всегда себя после как-то нехорошо чувствую.

Наталья Никаноровна: Нет, что ж, пускай говорит; интересно послушать.

Настасья Панкратьевна: Разве уж одно словечко какое, а то, право, страшно.

Мудров: Вот, например, металл! Что-с? Каково слово! Сколько в нем смыслов! Говорят: «презренный металл!» Это одно значит; потом говорят: «металл звенящий. — Глагол времен, металла звон». Это значит, сударыня, каждая секунда приближает нас ко гробу. И колокол тоже металл. А то есть еще благородные металлы...

Настасья Панкратьевна: Ну, будет, батюшка, будет. Не тревожьте меня! Разуму у меня немного, сообразить я ваших слов не могу; мне целый день и будет представляться.

Мудров: Вот тоже я недавно в одном сочинении читал, хотя и светского писателя, но достойного уважения. Обаче, говорит...

Настасья Панкратьевна: Оставьте, я вас прошу. Уж я такая робкая, право, ни на что не похоже. Вот тоже, как услышу я слово: ”жупел“, так руки-ноги и затрясутся.

Мудров: Да, есть словечки, есть-с. Вот тоже...

Настасья Панкратьевна: Батюшка, оставьте! Убедительно я вас прошу... Что ж теперь заживо-то такие страсти слушать. (Островский 1904—1909, 3, с. 420—421).

Под влиянием этой комедии слово жупел стало употребляться как иронический символ грозного пугала. Ср. у Достоевского в «Братьях Карамазовых»: «Будем... не бояться иных слов и идей, подобно московским купчихам, боящимся ”металла“ и ”жупела“».

Силу экспрессивного внушения, свойственную «мудрым словам», отмечал и И. А. Гончаров в своих очерках «Слуги старого века». Один из этих старых слуг, Валентин, увлекавшийся чтением стихов Жуковского, здесь изображен как принципиальный защитник заумно-экспрессивной стиховой речи: «Если все понимать — так и читать не нужно: что тут занятного! — отозвался он. — Иные слова понимаешь — и то слава богу! Вон тут написано ”радости“, ”страданье“ — это понятно. А вот какие-то ”пролетные пленители“ еще ”на часть нас обрекли“ — поди-ка пойми кто!».



Ср. у Чехова в «Скучной истории»: «Мне обидно, что обвинения (молодежи. — В. В.) огульны и строятся на таких давно избитых общих местах, таких жупелах, как измельчание, отсутствие идеалов или ссылка на прекрасное прошлое».

Tags: любопытно, русский язык
Subscribe

  • Лики эпохи: по велению сердца и зову чести

    Люди не могут жить без милосердия и без общения. Проявление милосердия есть исполнение Божьей воли и человеческая потребность. Семинар посвящен…

  • А был ли мальчик?

    Начало этому рассказу положил тот, кто на могиле братьев рядом со звездой поставил крест с тихой надписью: «1932 года 3 сентября погибши от…

  • Казанская и паломничество примирения

    В прошлом году немецкий священник, основавший в Освенциме, где он служит уже тридцать лет Центр диалога и молитвы, организовал паломничество в…

promo mka март 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments