Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

На одной оси с Иерусалимом

Преображенское содружество малых православных братств
На одной оси с Иерусалимом

Это уже пятый концерт Сергея Юрского в этом библиотечном зале.

Впервые он состоялся десять лет назад. Если учесть, что Сергей Юрьевич концерты дает, по его же словам, очень редко, такие регулярные встречи обретают особый смысл.




Уже после концерта Сергей Юрский сказал, что на открытии нынешнего театрального сезона у него на сцене будет стоять крест, символизирующий знаковые места на Севере, Юге, Западе и Востоке.

– Мой Север – это Архангельск, – уточнил он.

На нашей оси, на Юге, оказался Иерусалим… Десять лет назад, когда Сергей Юрьевич впервые приехал по приглашению братства Заостровского храма и его настоятеля отца Иоанна Привалова, спросила – почему? Ведь приглашений самых разных у него много и работы тоже много, а найти несколько «праздных» дней нелегко. Тогда он ответил: «Я и сам над этим размышляю. Пока не знаю».

Потом он написал о братстве, сравнивая его с маленьким корабликом, который упорно и бесстрашно пробивается сквозь волны. В общем, важно, чтобы он, этот кораблик, не затерялся, так и хочется сказать – на фоне больших кораблей… На встрече Сергей Юрьевич говорил, что за время этих встреч он очень много получил и от братства, и от библиотеки. Вспомнил вечер, посвященный памяти академика Сергея Аверинцева, который прошел в этом же зале.

– Я вижу, какие зрители собираются в зале, как они слушают. Вы заслужили таких людей, – сказал Сергей Юрьевич, обращаясь к Ольге Степиной, директору библиотеки имени Добролюбова.

Поэтому он и выступает здесь бесплатно, хотя это для профессионального актера неправильно, но это его «осмысленная благотворительность».

Кстати, в 2006 году Юрский свой 50-й театральный сезон открывал тоже в Архангельске. Тогда он представил спектакль «Ужин у товарища Сталина», который поставил по пьесе Иона Друцэ «Вечерний звон».

К Сталину на ужин приходит артистка Большого театра. Вождь убежден, что власть его безгранична, но «спотыкается» о хрупкую, беззащитную женщину. Об «ограничительной» роли культуры тогда на встрече со зрителями в этом же зале говорил Сергей Юрский:

– Давным-давно умный человек написал, а я поверил ему, что культура есть самоограничение. Я воспринял эту формулу как постулат. В отличие от хаоса, культура сама ставит себе границы. Культура создаёт табу, запреты, ограничения.

Но эти табу благодетельны. Культура очерчивает круг, за который нельзя выходить.

А вот границы призвано нарушать искусство: Искусство – есть нарушение границ, выход за пределы и тем самым расширение культуры. Культура способна к расширению, она способна впитывать достижения ума и сердца.

Нарушители дозволенного имеют право называться Творцами.

В общем, все эти годы тонкий интеллектуал, интеллигент, Сергей Юрский показывал, как надо очерчивать пространство и как можно ломать запреты. Это под силу только такому Мастеру.

Так у него и Архангельска появилась своя история.

И оказалось, что у нас есть еще одна «ось»:

– Больше, чем в Архангельск, я ездил только в Михайловское, – сказал Сергей Юрьевич.

По его словам, в Михайловском он научился понимать поэзию, читать стихи. А если он продолжает ездить в Архангельск, значит наполненная работой и встречами «праздность» ему необходима. Такая возможность – осмотреться, оглянуться..

Потому что приезжать в Архангельск, а также ходить на службу в Заостровский храм ему радостно. Здесь есть постоянный интерес к культуре, попытка объединить ее с церковной жизнью. Когда идет «освобождение мысли, поиск сердечных устремлений и смирения». Вот то же самое – ограничение и полет. Попробуйте совместить!

Я видела, вернее слушала, все пять концертов Мастера, которые проходили в Добролюбовке. И всегда невольно удивлялась тому, как к ним готовится Сергей Юрский. Перед концертом он чрезвычайно сосредоточенный. Зашел, посидел в зале на последнем ряду, чтобы его прочувствовать.

На днях смотрела «Маленькие трагедии» в известной постановке Михаила Швейцера, там Сергей Юрский играет Импровизатора. В одном из интервью он сказал, что эта роль заставила его на себя посмотреть по-другому. Он понял, что сам импровизатор. Но сколько самоотречения требует этот актерский полет.

На этот раз Сергей Юрьевич начал с собственных стихов: «Все начнется потом…» Это так знакомо каждому: Все начнется потом, когда кончится это Бесконечное, трудное жаркое лето, Мы надеемся, ждем, мы мечтаем о том, Чтоб скорее пришло то, что будет потом… А потом: «А когда мы вернемся домой, неужели Не заметим, что близкие все почужели?» Из классики – «Жизнь господина де Мольера» Михаила Булгакова, стихи Осипа Мандельштама и Евгения Рейна, «Лягушка» Всеволода Гаршина.

Да, конечно, мы отвыкли сидеть и слушать стихи или прозу. Как сказал Сергей Юрьевич, нас очень трудно удивить, развлечь.


На самом деле в «развлекательном» бизнесе столько всего накручено, что придумать что-то новое трудно. Так, может, начать просто слушать стихи? Это как после сладкой газировки начать пить «простую» воду – да хоть из лесного ручья, мимоходом… И ничего, что пахнет прелыми листьями. Потому что осень. Весной здесь будет цветочный, а потом – ягодный дух. Но это ж какое чутье надо иметь, чтобы уловить и не пропустить! А может, не пить газировки? Хотя бы так много… Ведь что начнется потом?

Светлана Лойченко

Фото Ольги Тушиной и Александра Копеина

"Правда Севера"

Tags: братство, культура
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments