Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Тенденции книжного рынка. Вот и кризис пришел

Тенденции книжного рынка. Вот и кризис пришел

Весной 2012 года на российском книжном рынке произошло несколько событий, выпукло обрисовавших печальное состояние этого самого рынка. Похоже, то самое «крушение книгоиздания», о котором уже несколько лет говорят издатели и писатели, потихоньку из разряда страшилок переходит в разряд реальности, с которой надо как-то жить.

 ***

Закрытие магазинов интеллектуальной литературы.

В апреле в Москве закрылся книжный магазин «Гилея», а в Санкт-Петербурге примерно тогда же закрылись клуб "Книги и Кофе" книжный магазин «Борхес». Правда, «Борхес» затем открылся вновь в другом месте, но, как говорится, нехороший осадочек остался. В конце мая в Москве закрылся легендарный клуб «Проект ОГИ» вместе с не менее легендарным книжным магазином. Если добавить к этому, что в начале года сеть «Академкнига» закрыла почти половину (семь из восемнадцати) магазинов в регионах России, общая картина выходит довольно-таки зловещей.


В последние лет примерно пять-шесть рынок нон-фикшена и интеллектуальной беллетристики рос заметными темпами. Открылись несколько новых магазинов и новых издательств, специализирующихся на литературе такого рода. Да и крупные магазины всё больше привечали немассовый книжный формат, так что и в «Библио-Глобусе», и в  сети «Московский дом книги», и в интернет-магазинах  нон-фикшн вышел из подполья и даже несколько потеснил беллетристику.

Причин тому видится две. Во-первых, вырос спрос на интеллектуальную литературу. А во-вторых, и, пожалуй, более важных, интернет-пираты, этот бич отечественного книжного рынка, как-то не очень торопились сканировать нон-фикшн и выкладывать  его в открытый доступ. Так что издательствам и магазинам какое-то время удавалось скомпенсировать за счёт нон-фикшена рушащиеся на глазах продажи жанровой литературы. Но долго так продолжаться не могло – и этот сегмент рынка пусть и медленно, но неуклонно пополз вниз, и маленькие магазины оказались не в состоянии выдерживать конкуренцию с китами книжных продаж.  К тому же сказался фактор переориентации читателя на  большие магазины: действительно, зачем ехать в тесный и неудобный магазин, когда можно те же самые книги купить в «Москве», «Библио-Глобусе» или заказать на «Озоне»?  

Единственным исключением на общем печальном фоне стал «Фаланстер», который не только сохранил свои позиции, но и расширил торговлю, добавив ещё одну комнату к торговому залув старом помещении и открывший ещё один магазин. Но всё же стоит заметить, что «Фаланстер» при этом значительно расширил ассортимент художественной литературы и в этой части стал больше походить на магазин вроде «Библио-Глобуса», только в бунтарском варианте, так сказать, «Библио-Глобус»+радикальная литература.

***

 Новости из мира крупных издательств

В мае стало известно о том, что Федеральная налоговая служба предъявила группе компаний «АСТ» претензию на какую-то невообразимую сумму, тем самым поставив издательство под угрозу банкротства. Спустя некоторое время в печать просочились слухи, что издательство «ЭКСМО» подумывает о том, чтобы воспользоваться ситуацией и выкупить контрольный пакет акций «АСТ». Об этой новости неделю говорили все – рассчитывали, какую долю рынка займёт получившийся монстр: 40% или больше; мрачно пророчествовали, что ЭКСМО выкинет на рынок все складские остатки АСТ и тем самым обрушит рынок; пытались предположить как именно будет проходить слияние: получит ли ЭКСМО контроль над всем издательством или же какие-то части «империи АСТ» отколются и обретут самостоятельный статус.

На мой взгляд делать какие-либо прогнозы пока что бессмысленно, слишком мало информации. Непонятно, как именно пройдёт это слияние и состоится ли оно вообще. Согласно последней информации (озвученной, как у нас водится, за границей) «ЭКСМО» пока что просчитывает,  прикидывает и пытается понять: во что обойдётся  такая покупка и какими будут её последствия. Понятно, что «ЭКСМО» крайне сильно заинтересовано в сети книжных магазинов «Буква», принадлежащей «АСТ», но совсем не заинтересовано в долгах, «висящих» на «АСТ». При этом очевидно, что кроме «ЭКСМО» заинтересованности в приобретении «АСТ» нет ни у кого.

В любом случае, как бы ни повернулись события, явно видно, что сокращающийся книжный рынок становится тесен для такого количества издательств, которые действуют на нём сейчас. И это относится не только к противостоянию «АСТ» и ЭКСМО», а ко всем издательствам. Достаточно посмотреть доклад Роспечати о состоянии книжного рынка и комментарии к нему, чтобы в этом убедиться.

***

Жанровая литература осваивает новую территорию.

В мае вышел в свет сборник рассказов и повестей «Беспощадная толерантность», в котором отечественные фантасты изо всех калибров палят по либерализму и толерантности. Книга с весьма скромным литературным содержанием, но с огромным фельетонно-критическим задором пришлась по вкусу публике, так что уже объявлен приём работ для второго сборника. Не осталось в стороне от наметившейся тенденции издательство «Снежный ком», планирующее выпустить  сборник «Гусариум» с такой сквозной темой:

 В далёком-далёком будущем, когда люди как боги могут почти всё, выяснеятся, что 1812 год – точка бифуркации. Полная победа России над Наполеоном – предпосылка взлёта Русской цивилизации, поражение или даже ничья – предпосылка доминирования в будущем цивилизации западной.


Жажда всевластия заставляет наших противников предпринять решительные шаги по изменению истории. В 1812 год засылаются специально обученные, подготовленные, экипированные «засланцы», их цель – любой ценой привести к победе Бонапарта. Но и русские силы не дремлют - хроноконтрразведка засылает «наших» агентов с целью нейтрализовать «ихних».

Уход отечественной фантастики в идеологичность не удивителен. Фантастика первой из прочих почувствовала гулкий топот приближающегося всеобщего крандеца (Владимир Березин написал об этом отменную статью в журнале «Знамя» ещё в 2010 году): по фантастам больней всего ударила измена читателей бумажной книги с электронным ридером и скачанным на него пиратским продуктом, на фантастах в первую очередь отразилось стремительное падение тиражей и соответствующее падение гонораров, так что именно им пришлось первым задуматься о том, что же делать дальше.

И одним из выходов для них стала ядовитая критика «лиебрастов и толерастов», пользующаяся восторженным успехом у читателей, да и для отечественной фантастики отнюдь не новая, достаточно вспомнить «На будущий год в Москве» Рыбакова или «Мечеть Парижской Богоматери» Чудиновой, да и вообще всю «неоимперскую фанстику» с её идеями о матушке-России в кольце демократических врагов и о таком желанном, что просто «ух!», переигрывании истории посредством разного рода попаданцев (самая популярная тема отечественной фантастики, популярная настолько, что успела сначала обрасти пародиями, затем превратится в самопародию).

Так что появление новых «антитолернатных» сборников это и продолжение давней тенденции, и в то же время выход на некий новый уровень, переход  от всё-таки какой-никакой, но литературы, к чистому фельетону. И, между прочим, современная фантастика отнюдь не оригинальна в этом начинании. Ведь литература конца 19 века во многом была для различных идеологических течений той эпохи средством для выражения своих представлений о мире и уязвления соперников. Памфлеты и фельетоны в то время были не только общепринятой формой журналистики, но и проникали в художественную литературу, так что смысл многих произведений той эпохи невозможно понять, не зная обрамляющего их политического и социального фона. Хотя, конечно, книги, вошедшие в золотой фонд русской классики, стали таковыми не по причине их идеологичности, а за несомненные художественные достоинства, но и те многие и многие произведения, о которых знают только историки литературы, обеспечили своим авторам и возможность высказать свои взгляды, и получить за это гонорар.

Но всё же, мне кажется, что надежды на разгорание художественной полемики, которая решит проблему художественной безработицы, слишком уж оптимистичны. Отечественный читатель всё же больше привык воспринимать художественную литературу как род развлечения, а не как сферу острых политических обсуждений. Да и сочетать художественность с идеологичностью удаётся далеко не всем писателям, как-то не видно пока что новых Тургеневых, Достоевских, Некрасовых в русской фантастике. Тем не менее, свой ход фантасты сделали, и, как говорится, «они хотя бы попытались», посмотрим, что из этой попытки выйдет.

***

Итак, подводя итоги, можно сказать, что весной 2012 года кризис книжного рынка вырвался из-под спуда и проявился в открытую, что, впрочем, не вызвало особо серьёзного удивления или паники, так как участники рынка отпаниковали своё ещё год-два назад, когда неизбежность скорого крушения стала очевидной. В то же время, естественно, рынок литературы отнюдь не собирается сдаваться и тихо помирать, напротив, он изменяется и подстраивается под обстоятельства, пусть и не всегда чистоплотными средствами.

Олег Комраков

Tags: книгоиздание, страна абсурда
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments