Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Categories:

Александр Дольский (род. 7 июня 1938)


Александр Дольский

Родился в Свердловске 7 июня 1938 года. Уже в 3-м классе Александр Дольский начал сочинять стихи. Года через три появились его первые песни.



Вскоре Дольский попал в руки известного на Урале гитариста и педагога Л.А. Воинова. Услышав игру начинающего музыканта, влюбленный в гитару Лев Алексеевич сам предложил с ним заниматься и несколько лет отдавал Дольскому не только время, но и душу.

Между тем после окончания института А. Дольский работал инженером-конструктором в тресте "Уралстальконструкция" (1963-1966), потом окончил аспирантуру Уральского политехнического института (1966-1969) и преподавал математические методы студентам кафедры "Экономика и организация строительного производства" (1969-1974), вел научные исследования. Все эти годы Александр Дольский не порывал с творчеством. Еще будучи студентом он стал выступать в концертах Свердловской филармонии как солист-гитарист. Его стихи часто публиковала многотиражка Уральского политехнического института "За индустриальные кадры". На концертах он играл произведения испанских классиков - Альбениса, Гранадоса, Тарреги, переложенные для гитары, европейских классиков - Моцарта, Баха, Мендельсона, Бетховена, Чайковского, произведения русских композиторов 19-20 веков, написанные для гитары. Участвовал в джазовых ансамблях. В 1961 году был приглашен для участия в первом послевоенном Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Участвовал в третьем туре в Москве и стал дипломантом конкурса. После чего получил аттестационное удостоверение артиста филармонии по специальности солиста-инструменталиста (гитара).

С 1966 года начались активные поездки и выступления с сольными концертами по всему Советскому Союзу. Александра Дольского начинают приглашать на Свердловское радио, он пишет музыку для местных театров и киностудии. В 1965 году его песни впервые прозвучали на Всесоюзном радио в программах радиостанции "Юность", куда его приглашали, в частности, Б.Вахнюк, А.Якушева, Ю.Визбор. В 1967 году он впервые выступил на телевидении. Но по-настоящему вера в себя пришла к нему на фестивалях самодеятельной песни. Сначала это были состязания бардов в самом Свердловске, затем в Новосибирске и Челябинске. Пробным камнем стал для него Фестиваль авторской песни в Москве, происходивший в 1967 году в Большом зале МГУ имени М.В.Ломоносова, где он успешно выдержал соревнование с такими уже признанными авторитетами, как С. Никитин и Б. Вахнюк.

В 1968 году А. Дольский принял участие в Первом Всесоюзном фестивале авторской песни в Новосибирском Академгородке, а вскоре состоялись его триумфальное выступление и победа на Фестивале самодеятельной песни памяти Валерия Грушина, который проходил на озере Майстрюково под Куйбышевым (ныне - Самара). В 1970-е годы песни Александра Дольского становятся известными во всей стране, но содержание их, столь близкое публике, находившей в его поэзии источник жизнеутверждения, остается под запретом цензуры - как и все в литературе и театре, что было чуждо официальному, партией разрешенному искусству. Часть его многочисленных песен принадлежит в это время культуре андерграунда, но и здесь они разнятся от песен других авторов: их отличает высокая музыкальность, виртуозность исполнения и высокий поэтический смысл.

В 1974 году Александр Дольский переезжает в Ленинград. Он все сильнее стал ощущать тяготы своей раздвоенности. Как старший научный сотрудник Ленинградского НИиПИ градостроительства он занимался серьезными исследованиями в области экономики, а как музыкант и певец при первой возможности выезжал, вылетал во все концы страны на встречи со своими слушателями, каждый свободный час отдавал сочинительству. Именно тогда он окончательно отошел от любительства.

Работал в театре А.И. Райкина, где исполнял свои лирико-философские песни, выступал как актер. В 1979 году его избирают членом ленинградского отделения Союза литераторов (драматургов). C 1980 года он вновь переходит в новое качество, став, как принято говорить, "свободным художником". В том же году выходит его первая пластинка-гигант "Звезда на ладони". Дольский поет песни политические и детские, песни, сочиненные на стихи английских, американских, французских авторов. Ряд вещей написан им в модных танцевальных ритмах, однако их содержание да и манера исполнения чаще всего окрашены нотками некоторой пародийности. Но главной в его творчестве остается тема лирическая.

А.Дольский - автор песен к кинофильмам "Трактир на Пятницкой", "Когда святые маршируют", сам снялся в художественных фильмах киностудии "Ленфильм" "Когда святые маршируют", "Новая Шехерезада", а также в русско-японской картине "Рин". С 1985 года вышли в эфир несколько ТВ программ-концертов А.Дольского. Он принимал активное участие в программах "Взгляд" и Пятое колесо".

В свободное время Александр Александрович увлекается живописью. Живет и работает в Санкт-Петербурге.



Лично мне были очень близки его ранние песни, его умение владеть гитарой меня завораживало - и стало одним из стимулов усвоить несколько больше, чем три аккорда, т.е. заняться классикой. Более поздние его вещи кажутся несколько натянутыми, политический юмор его мне уже совсем не близок...

ПРОЩАЛЬНАЯ

От прощанья до прощанья
возвращение одно,
частых писем обещанья,
позабытые давно.
Мы играем, словно дети,
в провожанье вновь и вновь...
Разделилось все на свете
на любовь и нелюбовь.

Много ветра, снегу много,
Неоглядна эта даль,-
бесконечная дорога,
быстротечная печаль,
Улыбнись мне на прощанье-
слышишь поезда гобой?
Я уеду не с вещами,
я уеду сам с собой!

Все, что в шутку ты сказала,
буду помнить я всерьез.
Видят старые вокзалы
слишком много новых слез.
Принимай судьбу отрадно,
не ищи других причин -
разделились беспощадно
мы на женщин и мужчин.

Кто-то уйдет,
кто-то вернется,
кто-то простит,
кто-то осудит..,
меньше всего
любви достается
нашим самым
любимым людям.

1964




ЛАДОНИ НА ГЛАЗАХ

Я суетился, глупо жил, спешил в тоске и жажде,
вдруг кто-то руки положил мне на глаза однажды.
Прохладное от глаз к вискам я чувствую касанье -
узнать кого-то по рукам немое приказанье.

И я задумался на миг, качаясь как в вагоне, -
мужчина, женщина, старик?.. неясные ладони...
Кто так уверен, что со мной был близок или дружен.
что до сих пор в судьбе земной он мне зачем-то нужен?

Ах. это ты, мой старый друг, твоя повадка, точно!
Но нет... ладоней полукруг лежит легко, но прочно.
Да, вспомнил я. ведь ты ушел не в лучший день и час мой.
В ладонях теплых хорошо, и память тихо гаснет...

Теперь я понял - это ты! Откуда ты явилась?
Освободи от темноты, откройся, сделай милость!
Твоя вина. моя вина - забудь, и я забуду...
Ты? отгадал я! тишина... нет, не свершиться чуду.

Ах, это мама! мама, ты?! В ответ опять молчанье.
Заговорился. Темноты не видно окончанья.
С ума сошел я, фантазер, ведь ты скрестила руки
в краю лесов, в краю озер на вечныя разлуки.

Невольно так себе я лгу с закрытыми глазами.
Нет! отгадать я не могу, скажите имя сами.
Ах, нет, не убирайте рук! я памяти внимаю
и слышу чей-то сердца стук, но чей? Не понимаю...

Кто так уверен, что со мной был близок или дружен.
что до сих пор в судьбе земной он мне зачем-то нужен?..

1975


ЛЕНИНГРАДСКИЕ АКВАРЕЛИ

Контуры чисты, блики негусты,
крыши и мосты, арки...
Сонны берега, призрачна река,
замерли пока парки.
Тихо проплыло тяжкое крыло,
светлое чело или
в выси ветровой мальчик над Невой,
ангел вестовой на шпиле.
Мимо Спаса, мимо Думы
я бреду путем знакомым,
мимо всадников угрюмых,
к бастиону Трубецкому.
Вдохновенья старых зодчих,
Петербурга привиденья,
дразнят память белой ночью
и влекут в свои владенья.
Грани берегов, ритмы облаков
в легкости штрихов застыли,
и воды слюда раздвоит всегда
лодки и суда на штиле.
Все без перемен - кадмий старых стен
и колодцев плен лиловый,
эхо и лучи множатся в ночи,
как орган звучит слово.
Розоватый дождь в апреле,
разноцветные соборы,
зимы в синей акварели,
в охре осени узоры.
Кто-то кистью, кто-то мыслью
измерял фарватер Леты,
кто-то честью, кто-то жизнью
расплатился за сюжеты.

1976


НЕ ПОНИМАЕМ...

Честно живем и не верим в наветы,
друга порой от души обнимаем,
а для чего существуем на свете -не понимаем...
Вместо сочувствия дарим советы,
роль для себя сочиним и играем,
слова простого, как небо и ветер, не понимаем...

И безоглядно все реже мы верим,
колья уже никогда не ломаем,
и объясняя любые потери, не понимаем...
Где наша мудрость? Осталась усталость.
Цепи ничтожны, а мысли туманны.
Как это- юность и сразу же старость? не понимаем...

Осточертевшие с детства уроки
детям своим безнадежно внушаем,
где наша правда? и где наши сроки? Не понимаем...
Но отстают неудачи и беды,
снова для жизни хватает ума нам.
Снова считаем рубли и победы все понимаем...

1978


ПРОЩАЙ, ХХ ВЕК!

Наше время изумляет, разрывает нас на части,
мы гордимся этим веком, наша жизнь полна чудес,
но на душу населенья чести, мужества и счастья
не убавил, не прибавил удивительный прогресс.

Стала совесть откровеньем, стала музыка комфортом,
только правда, как и прежде, героизм и маета.
Самых дальних разделяет только путь к аэропорту,
самых близких разлучают эгоизм и суета.

Прощай, двадцатый век - святоша и безбожник,
обманщик и мудрец, философ и факир,
Прощай, двадцатый век - убийца и художник,
оставишь ли в живых безумный этот мир?!

Век двадцатый воплощает гениальные идеи -
относительны и время и космическая даль,
но печально абсолютны все великие злодеи,
убиваемые мысли, убивающая сталь.

Исчезали Атлантиды, и династии, и боги...
Невозможно исчисленьем сущность времени понять.
В возраст нашего столетья уместились две эпохи -
на беду ему - семнадцать, и на счастье - сорок пять.

Прощай, двадцатый век - убогий и прекрасный,
прощай, двадцатый шаг к безмерной высоте,
прощай, двадцатый век - великий и ужасный,
мелькнувший над землей в крови и в нищете.

Мы спешили, улетали в неустроенные дали
и бесстрашно проникали и в пространства и в века,
все что можно изучили, что нельзя - предугадали,
только сердце, наше сердце не постигли мы пока.

Век двадцатый нам зачтется, третья тысяча начнется,
и в любви и в огорченьях потекут опять года...
Книга старая прочтется, с веком век пересечется.
Наша юность в нашем веке остается навсегда...

Прощай, двадцатый век, ты стал великой былью.
Мы стоили тебя, когда ты был не прав.
Прощай, двадцатый век, ах, мы тебя любили!
Прости своих детей за их нелегкий нрав.

1983

Тексты и фото взяты с официального сайта А. Дольского


Tags: дата, музыка, стихи
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments