Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Об участии детей старше семи лет в церковных Таинствах


В рамках обсуждения темы подготовки и участия детей в Таинствах Церкви, портал «Богослов.Ru» публикует статью, в которой священник Георгий Кочетков делится основанными на практическом опыте знаниями.

6 июня 2012 г.
В рамках обсуждения темы подготовки и участия детей в Таинствах Церкви, портал «Богослов.Ru» публикует статью, в которой священник Георгий Кочетков делится основанными на практическом опыте знаниями. Автор дает ответы на такие немаловажные вопросы, как: имеет ли первая исповедь особое значение? Следует ли к ней специально готовиться? Нужна ли детям общая исповедь? С какого возраста следует апеллировать к сознательности ребенка? Уместно ли принуждение при подготовке к Таинству?


В тех статьях, которые уже появились на портале «Богослов.Ru» в рамках этой дискуссии, многое сказано о норме детского участия в Таинствах Исповеди и Причастия, поэтому я хотел бы лишь добавить какие-то важные, на мой взгляд, акценты. И первое, что я хотел бы сказать, – это то, что исповедь и причастие детей действительно, как об этом уже говорили многие авторы, не могут быть жестко связаны. При этом при подготовке к Таинству ребенку надо научиться внимать себе, вникать в себя, нужна молитвенная, аскетическая, та или иная постовая подготовка к причастию, но самое главное здесь для детей – это примирение. Ведь в силу определенных психологических особенностей у детей существуют большие проблемы с эгоизмом, зацикленностью на себе и на своем, а это очень неблагоприятно сказывается на восприятии ими церковности Таинств. Кроме того, в наше время некоторого всеобщего психоза дети часто бывают немирными. Большая проблема в том, что они часто обижаются и обижают других.

Для того, чтобы дети постепенно учились видеть эти вещи в себе и обращать на них внимание, нужно прежде всего начинать с серьезной подготовки к первой исповеди. Обычно дети начинают исповедоваться перед причастием со школьного возраста. В наше время это шесть, семь, восемь лет – в зависимости от личных особенностей ребенка. И здесь, действительно, не надо всех подгонять под одну гребенку: исповедь может начинаться в разном возрасте. Есть дети более развитые, есть менее развитые.

Первая исповедь

Подготовка к первой исповеди имеет принципиальное значение, потому что в это время дети должны как-то определиться, во-первых, с тем, что они называются христианами не случайно – это значит, что они верят в Бога, доверяют Ему и стараются жить по любви, – и во-вторых, с тем, что они отвечают за свои грехи, как раз начиная где-то со школьного возраста. Дети дошкольного возраста тоже грешат, и они прекрасно чувствуют, когда это происходит, но они не несут за это полной личной ответственности, в отличие от школьников, которые уже в состоянии в каких-то своих основных деяниях отвечать за то, что они делают. За доброе они могут получить благодарность, за злое – они должны знать, что необходимо покаяние, а значит, исправление.

Итак, первое, что важно, это чтобы они поняли, что покаяние – это исправление, это стремление исправить свою жизнь, самого себя с помощью Божьей. Это они должны очень четко понять: что не всё всегда получается своими силами. Такого рода вещи они могут воспринять сразу.

Конечно, они обычно еще сами не читают ни Писание, ни молитвы: они могут присоединяться к чему-то, что делают взрослые, но не более. Их важно не перегружать, важно, чтобы всё соответствовало их возрастному уровню, их духовной ответственности. Очень хорошо, когда у детей есть возможность готовиться к первой исповеди вместе с другими детьми, из других семей. Хорошо, когда вместе собираются мальчики и девочки, дети разных национальностей, живущие в разных контекстах, имеющие разный достаток, разное положение в обществе и т. д. Очень важно, чтобы они почувствовали, что перед лицом Христа они составляют единство, что во Христе нет этих различий, что это различия только человеческие. И поэтому нужно преодолевать всякую зависть, всякое стремление к неравенству по принципу несправедливости: тут урвал побольше – значит, ты лучше; тут тебя похвалили, хотя ты, может быть, обманул или списал – и ты молодец. Они должны понять, что так жить невозможно.

Конечно, первую исповедь и причастие после первой исповеди нужно как-то отметить, чтобы это запомнилось, чтобы это действительно было праздником для детей, чтобы они понимали, что покаяние – это тоже праздник, так же как и пост. Ведь пост для христианина – это не унылое время, когда тебе всё запрещают и всё против твоей воли. Нет, это совсем другое. Это когда ты чаще обращаешь внимание на Бога, когда ты лучше живешь, когда ты получаешь больше благодати и в твоей жизни больше радости и света, меньше тьмы. Вот это дети должны почувствовать сразу.

Как часто детям нужно причащаться и исповедоваться?

Вообще говоря, они должны уже с младенчества знать церковную норму: причащаться надо каждый раз, когда присутствуешь на Литургии. Сколько бы раз ты ни был на Литургии, хоть каждую неделю, ты должен каждый раз причащаться. Если один раз в год – пусть один раз в год. Если ты уже школьник, значит, нужно готовиться и знать, что ты идешь и на исповедь, и на причастие. Конечно, если причастие редкое, то каждый раз будет нужда в исповеди, а если причащаешься чаще – раз в месяц или больше, – то уже не всегда. Я считаю, что личная исповедь, как и групповая детская исповедь[1], если такая возможность есть, должна совершаться для всех детей до подросткового возраста примерно два раза в год. Почему не раз в год? Потому что дети очень быстро меняются, настолько быстро, что через год они просто забывают всё, что было до этого. И в этом случае не происходит формирования какого-то духовного базиса, накопления опыта. Поэтому, учитывая эту быструю изменчивость детей, приходится делать особое усилие и два или три раза в год приводить их на специальные исповеди.

Исповедь для группы детей

Хорошо, когда есть возможность в каком-нибудь большом приходе или, как у нас, в братстве, собирать детей по возрастам и проводить для них специальные исповеди. У меня есть такой опыт и такая возможность. В нашем братстве мы разбиваем детей по возрастам таким образом: семь-восемь – девять-одиннадцать лет; потом младшие подростки – двенадцать-тринадцать лет и старшие подростки – четырнадцать-пятнадцать лет; потом младшая молодежь – от шестнадцати до двадцати одного года. Старшая же молодежь – это те, кто после двадцати одного года проходят полноценную катехизацию, то есть подготовку к восприятию и воплощению христианской жизни.

Исповеди детей, которые совершаются регулярно, последовательно, с определенным накопительным результатом, безусловно, имеют свои плоды. Если была подготовка к первой исповеди, если потом дети достаточно регулярно приходят в храм (кто-то бывает на Литургии раз в неделю, кто-то раз в месяц, иногда еще реже, например, раз в два месяца – я лично никак не препятствую этой практике, потому что это зависит от общего состояния семьи, от духовного уровня родителей и детей, да и от возраста тоже), то, безусловно, изменения происходят очень большие. Дети не только каются и не только получают наставления от священника, но они, во-первых, находятся в определенной среде, а во-вторых, этот накопительный результат начинает со временем чувствоваться, и дети начинают еще и помогать друг другу. Очень важно воспитывать в них чувство благоговения, ответственности. Всё это постепенно приходит. Конечно, не в один миг, не в один месяц и даже, может быть, не в один год, но довольно быстро и очень ощутимо.

Слово священника

Во время общей части исповеди очень важна интерактивность, определенная степень включенности самих детей в этот процесс. Им можно задавать какие-то вопросы, и тогда они не отключаются, не так быстро устают, к тому же это приводит их в более-менее нормальное, уравновешенное нервно-психическое и душевное состояние, что в наше время, согласитесь, не является простым делом.

Общую исповедь надо проводить так, чтобы каждый человек, каждый ребенок мог высказать свою точку зрения, когда священник задает какой-то вопрос всей группе. При этом сами дети очень хорошо чувствуют, что им говорить, а чего не говорить, и если говорить, то как. Они никогда не станут говорить так, чтобы это, скажем, дало повод для насмешек. Здесь надо доверять духовному чутью детей, даже самых маленьких, даже школьников первых классов. Дети сейчас, особенно москвичи и петербуржцы, очень развиты интеллектуально, иногда даже слишком. И они сами себе прекрасные «цензоры».

Я очень надеюсь, что нам удастся в ближайшее время издать сборник таких проповедей перед личной исповедью: это как раз общая часть, общее слово для детей разных возрастов, примеры такого рода разговоров. Эти тексты полезны не только для меня самого, чтобы можно было анализировать то, как это происходит, но, может быть, они будут интересны и другим.

Частная исповедь

Перед частной исповедью ребенка нужно попросить как-то подумать заранее, может быть, заранее написать свою покаянную грамоту, но с возможностью добавить что-то от себя и в процессе покаяния, в процессе самой исповеди. Очень важно, чтобы не родители писали что-то за детей, чтобы не они навязывали им свои представления, а чтобы сами дети на своем уровне участвовали в Таинстве. Это дает возможность священнику легче сориентироваться, прочувствовать ситуацию, составить какой-то план дальнейших шагов, понять, на что нужно сделать акценты в покаянии, чего нужно добиваться обязательно, а что можно отложить на будущее.

В детской группе личный разговор после прочтения покаянной грамоты ребенка важно не превратить в общий разговор и тем более не сделать так, чтобы кто-то над кем-то мог посмеяться, чтобы этим можно было как-то злоупотребить. Это уже дело такта и духовной трезвенности священника. Тем не менее, иногда нужно какие-то важные вопросы выносить на общий разговор, то есть даже после прочтения личных покаянных грамот такой разговор возможен, потому что бывают какие-то совершенно очевидно общие для всех проблемы, которые иногда требуют дополнительного разъяснения. Но только это надо делать так, чтобы такое обсуждение было не выступлением против какого-то конкретного человека, но разъяснением позиции Церкви, раскрытием ее опыта по тому или иному конкретному вопросу.

Усилие и насилие

Одной из важных проблем при обсуждении участия детей в Таинствах остается вопрос о границах возможного и допустимого принуждения в каждой из возрастных групп. И здесь надо прежде всего помнить о том, что христианство – это вера в Бога и в человека, а значит, в том числе и в ребенка. Надо находить какие-то возможности для подготовки детей любого возраста к Таинствам, будь то Крещение, Покаяние или Таинство Причащения. Не всегда им можно что-то объяснить по существу, но дети прекрасно перенимают благоговейное отношение к происходящему от своих родителей, как и от крестных и от других людей рядом с ними. Особенно внимательно они смотрят за своими сверстниками. Это всегда надо учитывать. Если у сверстников не будет благоговения, то и у вашего ребенка не будет благоговения. Если разнесется слух, скажем, о каком-то злоупотреблении со стороны священника на исповеди или о каком-то принуждении, жестокости, проявленных во время совершения Таинства со стороны старших или со стороны священнослужителей, то потом очень трудно будет наладить отношения с детьми. Всё это надо иметь в виду.

Конечно, усилие и насилие – вопрос сложный. Так как дети не понимают глубинного смысла Таинств, не так легко привести их к состоянию добровольного принятия и добровольного проявления желания участвовать в них. Дети обычно доверяют родителям, и по доверию к родителям, а также, возможно, к своим старшим братьям и сестрам в семье они делают то же, что делают старшие. Это очень важно. Мой опыт однозначно показывает, что детки начинают вырываться или неадекватно ведут себя в храме только тогда, когда сами родители или нецерковные, или слишком редко приносят или приводят ребенка в храм. Если ребенок бывает в храме более или менее регулярно, он ничего там не боится, не вырывается и не кричит, ведет себя достаточно адекватно: благоговейно и спокойно. Нужно достигать именно этого. Если ребенок почему-либо ведет себя не так, как следует, то надо просто на некоторое время отложить его крещение или исповедь, или причастие, надо просто поводить его в храм, надо действительно вместе с ним поготовиться к соучастию и сослужению во время Таинства. И это непременно даст свой результат. Конечно, чем старше дети, тем больше их собственная включенность в Таинство, в церковное богослужение, и этим надо пользоваться. Не надо думать, что детям вплоть до молодежного возраста нельзя ничего говорить о Таинствах. Можно, только нужно очень хорошо понимать, что и сколько они могут вместить как своим сердцем, так и своим умом.

Ребенку очень важен духовный опыт. Если он почувствует благодать и духовную радость в результате причастия или покаяния, если он почувствует и примет любовь Божию, любовь Церкви к себе, то он будет готов не только прийти еще и еще раз, но и сам будет готов являть такую любовь по отношению к другим и молиться об этом.

Вообще я считаю, что вплоть до переходного возраста дети должны быть там, где их родители. Когда родители идут в храм, они должны стараться при любой возможности брать с собой своих детей. Да, иногда это бывает невозможно, но ведь не всегда. Тем более что у многих людей сейчас есть машины и другие средства для исполнения этого желания. Начиная же с переходного возраста, даже с двенадцати лет, картина уже другая. Здесь главное родителям увидеть, что их ребенок уже не совсем ребенок, что он уже постепенно становится взрослым человеком, а значит, претендует на определенную самостоятельность в суждениях и решениях, значит, с ним уже надо считаться и согласовываться, уже надо спрашивать его решения, его пожелания: хочет он причаститься или нет, хочет он готовиться к участию в Таинстве или нет. Это, конечно, не значит, что всё нужно отдать на откуп ребенку, что его левая пятка захотела, то и делать, – это тоже может привести к очень плохим результатам. Да, нужно играть ведущую роль, но хоть какой-то уровень согласования со старшими детьми, тем более с подростками и молодежью, просто необходим.



Если условно поделить всех детей по возрастам (я не говорю здесь о дошкольниках, потому что они заслуживают отдельного разговора), то от семи и до одиннадцати лет включительно это все-таки еще дети, которые должны быть привязаны к своим родителям, для которых родители должны быть естественно любимыми и авторитетными людьми. Конечно, и таким детям ни в коем случае нельзя ничего навязывать. Они просто сами с удовольствием будут делать то, что делают их родители, если не проявлять жестокости, насилия, если не перегибать палку в ту или иную сторону. А вот начиная с переходного возраста, с двенадцати лет, надо с подростками (а с шестнадцати лет уже с молодежью) обязательно находить общий язык и ничего не делать, если ребенок категорически против, если видно, что для него абсолютно неприемлемо то или иное действие в Церкви. Известно, что подростки и молодежь проходят разные кризисные периоды. В период этих кризисов они могут даже потерять веру, сказать: «Я ни во что не верю; меня вообще не спрашивали, когда меня крестили; вы сами разбирайтесь, а я не хочу». Тогда надо уметь потерпеть, подождать, помочь подростку или молодому человеку выйти из такого кризисного периода. И ни в коем случае не причащать, не исповедовать их насильно. Никогда ни к чему хорошему это не приводит.



[1] Имеется в виду слово священника перед исповедью, адресованное детям (чаще всего одной возрастной группы), после чего каждый ребенок подходит к священнику с личной исповедью. – Авт.

Tags: дети, свящ. Георгий Кочетков, сказано, христианство
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments