Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1884 - 1888,

Оригинал взят у ruponia в Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1884 - 1888,

16/28 Апреля 1884.

Понедельник Фоминой.

«Церковь в упадке», — Савабе клевещет. Не в упадке — она и не поднималась высоко, чтобы упасть, а слаба как дитя, как юное деревце. И они... бьют еще это дитя, ломают ветви малого слабого деревца, — а сами кричат — в упадке! Что за ослепление! Видно, что враг рода человеческого начал свою борьбу и против Церкви, как ни слаба она. Подкрепи ее Бог!

16/28 Июня 1884.

Суббота.

<...> Да разве Христос обещал нам что-то другое кроме креста в сей жизни? Итак — что же смущаться и робеть? <... >



22 Июня / 4 Июля 1884.

(Из речи катехизаторам.) Все вы, когда выходите из школы, — ревностны. Отчего? Благодать, призываемая вашим желанием, возбуждает вас и дает огонь; кроме того, смирение еще есть в вас, которое и не мешает действовать благодати. Что же значит, что, послужа, вы слабеете? Дух угасили, обеднили, а иногда и выродились, — благодать и оставила вас. «Духа не угашайте» — вот средство, ревность не ослабляйте. Скажете — трудно? А вы хотите только легкого труда, хотите пряников всегда по-детски, не хотите взрослой пищи, хотите широкого пути, а указанный Спасителем узкий путь вам не по вкусу, — а крест нести и за Спа­ сителем идти не нравится. Если окончательно так, то лучше не служить. Но ведь не так? А просто слабость? <...> Говорят — надоедает, но разве надоедает матери всегда одинаково кормить детей или учителю? Что ж, иногда и почувствуешь усталость, — так средство здесь же, около тебя... мысленно призови помощь благодати... и бодрость с тобой. Вы видали ли, чтобы я без улыбки входил в класс или на кафедру? А разве мне тоже не надоедает всегда одно и то же? Так на что же молитва? «Проси и дастся, толки — отверзется» — разве пустые слова? Что же не просите? Что не употребляете силы, которая с вами и при вас? <...> Что до учености, то не придаст она силы, а уменьшит, ибо развлечет, оттянет много мыслей, сердца — на предметы мирские. <...> Ученость совсем не нужна для успеха проповеди. Кому нужна вера, тот возьмет от вас веру и не станет требо­ вать науки, зная, что для этого есть другие источники: и вы, преподавая одну веру, будете сильнее, сосредоточеннее, сердечнее. Между Апостолами один Павел был учен, и того назвали сумасшедшим за ученость. Невелика корысть [?]! И не даром это написано, а в поучение нам. Но Апостолы были облагодатствованы? Так будьте и вы! Благодать открыта и для вас. Вам нужно только ясно усвоить вероучение, — нужно также знать отличие и превосходство православия над инославием. <... >

9/21 Сент[ября] 1884.

Бонзам, наподобие сегодняшнего пламенного возражателя:

Вы набрали полные карманы камешков и погремушек и с пренебрежением смотрите на золото: «у нас-де полные карманы». Да выгрузитесь, освободитесь из-под хлама на время и тогда сравните ваш камень с нашим хлебом жизненным, вашу змею с нашей рыбой.

...Бог дал человеку легкие и создал воздух, дал глаза и создал предметы зрения, дал разум и велел назвать имена животных, точно так же дал свободу — и указал древо познания добра и зла — без сего последнего так же не ощутил бы себя свободным, как без предметов зрения — ничего бы не увидел, без земли под ногами — не ходил и т. д. <...>

29 Сент[ября] /11 Окт[ября] 1884.

<...> Как начинать речь с неверующими? Хоть со следующего образа. Представьте себе, что за дверьми этого дома вас ждет одно из трех: или вы убиты будете при выходе, или взяты в тяжелый плен, или приняты в светлое царство. Вы не знаете, что же именно. Но знаете, что из этого дома вам выйти непременно. Не будет ли неблагоразумием, если вы беспечно направляетесь к двери, не думая и не исследуя? Или вы уверены, что непременно будете убиты. Но на чем же основана эта уверенность? Не нужно ли проверить, прочна ли основа? Спросите у людей. Тут вся вера веков и народов против вас. Стало быть, нужна проверка, и нет нужды важнее этой. <... >

2/14 Окт[ября] 1884.

Мы когда мечтаем о деле, то оно нам нравится, а принялись — прескучно. И это естественно: в думах нам представляется дело целостным, с его успехом, благими результатами и проч[ими] благами, а станем делать процесс надоедлив, ну и скучно. Дума нас не обманывает: когда кончим дело, тогда получим удовольствие, о котором мечтали, — но изволь-ка добраться до него! Торопливость мечты тут скорее вредна, чем полезна, — когда она покажется нам радужным крылом, тогда ползти червем уже и [нрзб] — ну и бросаешь часто, и скверно бывает!

21 Июня / 3 Июля 1885.

Если бы предстояло претерпеть за Христа 3 секунды невообразимо лютых мучений, разве не согласился бы (разумеется, испрося помощи Самого Христа)? А если бы эти мучения разбавлены были на 3 минуты, причем лютость их соразмерно уменьшилась бы, будто отказался бы? Если бы разбавлены были мучения на 3 часа, разве бежал бы? Если бы на 3 дня, — на 3 месяца, на 3 года, на 30 лет, — причем в той же соразмерности убавляема была и мучительность их, так что тридцатилетнее мучение было бы просто то, что называется трудностями житейскими, — разве отрекся бы Христа? — Вот же однако отрекаюсь! От многих трудностей отрекаюсь! От повреждения своих страстей, от труда изучения письменного японского языка, от сочинения апологет[ических] статей, от писем окружающих] и проч. — Помоги же, Боже! Избави от Петрова отречения! <...>

7/9 Июля 1885.

Печатается Псалтирь. Что дальше переводить? Думал было Требник и Служебник, но оставить сие и иметь в памяти, что через три года будет готов Храм, стало быть богослужение д[олжно] б[ыть] правильное, как вообще в Православном Храме; для сего же нужно: в три года приготовить: Постную Триодь, Цветную Триодь (обе вместе составляют треть годового Богослужения); Праздничную Минею и Общую Минею. После этого уже можно и должно перевести Требник и Служебник. <... > Сии последние, какие бы ни были, в обращении уже есть, и поправить — не составляет большого [нрзб], а Триодей и Миней — и в помине нет*. Итак, не сбиваясь с толку никакими соображениями, впредь вести вышеуказанный порядок переводов.

Затем, к тому времени, как будет готов Храм, нужно приготовить и храмовое (соборное) духовенство. <...> Пишется сие красными чернилами, чтоб не забыть сих двух предметов — Богосл[овских] книг и духовенства, а всегда иметь их в виду, ибо касательно особенно последнего — не знаешь, где потеряешь, где найдешь.

31 Марта /12 Апреля 1886.

И для чего бы я поехал в Россию? Свидания и посмотрения, это — такие эфемерные удовольствия, что в воображении они лучше, чем на деле. Не забывать опытов предыдущих поездок. <... >

17/29 Ноября 1886.

<... > Мучительные сомнения — не загублена ли даром жизнь и, вдобавок, множество русских денег? Станет ли Православие в Японии? Кому работать для этого? Ведь вот один как перст, ни единой души русской больше в Миссии. Да что здесь! И в самой России штундисты и прочие секты с ножом к горлу лезут, а миссионеров — один о. Арсений Афонский на всю Россию нарасхват, и нет помощников, учеников у него, жалуется бедный и ищет, и едва ли найдет! Итак, не рано ли еще пускаться русским в заграничное миссионерство? Колоссами высятся везде католичество и протестанство! Какие массы людей! Какие неувядаемые, неисчерпаемые фаланги деятелей! А здесь хоть бы кто на помощь (настоящую помощь, разумеется). Что мы? Как брызги, которые бесследно всосутся в песок! Как ни закручиниться, как ни прибедниться! Разве чудо Господь сотворит, направив Японию на Православие? <...> Но достойна ли Россия того и достаточна ли Миссия? <...> Боже, Боже, как громадны, неистощимы средства... и ресурсы — и материальные, и нематериальные — у католиков и протестантов, и какая бедность... у нас, не имеющих ровно ничего кроме Истины, без малейших средств и ресурсов даже заявить ее! <...> Скоро Прот[естанты] и Кат[олики] сомнут нас под ногами и оставят далеко позади себя! А там что — ничтожество и исчезновение? Ужели это? Итак — жизнь загублена! Множество русских кров­ ных денег брошено в огонь! Какое мучение может быть горше этой мысли! <...> Боже, не дай совсем ослабеть! Если же в самом деле я здесь совершенно бесполезен, то укажи путь в Россию!

18/30 Ноября 1886.

Вчера написанное — одно малодушие. Нашей нетерпеливости хотелось бы, чтобы перед нашей секундой бытия сейчас же и развернулся весь план судеб Божиих. Вероятно, во всем есть смысл, что намеренно сам человек не ставит в противоречие разуму Божию. Ведь я же не для себя, не по самоволию поехал в Японию, а мне хотелось сделать какое-то добро, — так отчего же не положиться на волю Божию? Вероятно, и моя жизнь имеет какой-нибудь смысл и какую-нибудь пользу, ну хоть бы даже ту, чтоб показать, что в России нет миссионеров. Если в простой былинке, которую мы небрежно растаптываем, все-все клеточки имеют свое назначение и приносят свою... пользу, то человек неужели бессмысленнее и захудалой клеточки? Подумал бы так, значит уже разом отказался бы от всякой логики и всякой веры. Итак, нужно... стоять на посту и спокойно делать, что под рукой, не заботиться о прочем: мы рабы — Хозяину виднее, он пусть заботится! Но и небезучастно относиться к своей службе, как то делают дрянные рабы, — а влагать сердце и душу в нее, — но спокойно, от неудач не опускать голову и руки, от удач не поднимать выше обыкновения голову и не давать пульсу биться сильнее, — Хозяин-то правит ладьей жизни нашей, — и, затишье ли, быстрое ли теченье — все это его дело, а наше — спокойно грести, не выпуская весла, пока смерть не выбьет его из рук. Ныне мало верится в обращение Японии в православие; слишком уж много здесь прот[естантских] и кат[олических] миссионеров — до 500 человек; и слишком Япония во всех решительно отношениях увлечена цивилизацией протест[антских] и катол[ических] стран; аглицкий язык повсеместно изучается, — школы, ...обычаи, войска, дома, фабрики, — все, все-все копии с прот[естантских] и кат[олических] образцов; с России же ныне ни при чем, ни в чем — ни слова, ни мысли, одна речь о России — с голоса иностранных газет; ...словом, свет и тьма — вот для Японии другие государства и Россия. А чтоб веру взять, нужно любить, уважать ту страну, откуда взял!

Но, быть может, для Японии ныне и нехорошо и неполезно взять пра­ вославие?

Она желает ныне веры иностранной, ...как ресурса для подъема своей государственной] жизни; для такой же цели действительно больше годятся идущие на всякие мирские сделки Инославия, Православию же нет тут места. Православие д[олжно] б[ыть] принято как Вера Христова. <...> Слишком замучено! Пусть отстоится, успокоится — глубже и яснее будет видно внутрь. <...> Тогда придет очередь и Православию... бесконечно высокому. <...>

30 Декабр[я] 1886/11 Янв[аря] 1887. Вторник.

<...> Придет время: образованные умы, ныне служащие инославию, сами же разнесут его по клочкам как ложь, а наши невежественные умы православные — разовьются и отразят весь блеск Православия, и пойдет оно волнами света по лицу Земли — не облаками и тучей. Вместо католического] рабства узнают люди подчинение истине, вместо протестантского] своеволия возлюбят свободу. <...> Мир принадлежит истине, а не лжи, истина же в православии, но нужно, чтобы истина постепенно овладела миром: скороспелое и насильственное завоевание непрочно. Пра- восл[авное] Миссионерство должно быть делом всей Русской Церкви, — не Papal Board Of Missions и т. п. мелких движений. Но нужно, чтобы в сознание Русской Церкви вошла обязанность Миссионерства.

5/17 Июня 1887.

Пятница.

День был сырой, с свинцовыми тучами все время. И на душе было с утра целый день так сыро, так свинцово-тяжко, что таких дней в жизни мало, — а если б было больше, то ада не нужно бы другого. Так грустно, так печально, так безотрадно и теперь, что — д[олжно] б[ыть] это вот и есть то страшное состояние, когда Благодать Божия совсем отстает от человека, только — Боже — за что же это? Ужели и без того бедному человеку так мало страдать, что Ты еще бичуешь его — к ранам раны прилагаешь! Но за что же? Что, мы разве виноваты, что грех прежде нас существует и что мы, рождаясь, точно в кипящий котел попадаем? — Какая причина грусти сегодня? Да много причин.

4/16 Марта 1888.

Пятница на Масленой.

Гулял в Уено, в моей любимой тихой широкой аллее; изредка только прохожие прерывают течение мыслей; а шум верхушек почтенных сосен или разом брызнувший сноп лучей на прогалинах... такие успокаивающие и светлые мысли навевают. В прошлом и позапрошлом году почти в это время (в Рождеств[енский] отдых) там же гулял, — и почти те же мысли, то же настроение; от той же апатии и уныния старался отделаться. Ныне что за уныние все эти дни, навеянное письмом Победоносцева. <... > Прогулка изгнала сплин. Но надолго ли? Я, кажется, все больше и больше теряю душевную упругость. Положил на этот раз следующее: 1. Молиться всегда, не в пост только, молитвой св. Ефрема: «Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния...» Боже, помоги! И без того я один на Миссии, а уныние и последнего отнимает от дела Божия! Праздность — вследствие уныния — как она вредна и для Миссии, и для меня же самого — расслабляя и без того слабую душу! И что приятного в праздности? Ну вот вчера — отдыхал от занятий, читал, — думал успокоиться нервами; разве чувствовал удовольствие? Чувство человека на приятной лужайке, но с загрязненными сапогами. <...> 2. Стараться приобрести «кротость», которой у меня решительно нет... Поступаться нравом своим в пользу любви и кротости, которые суть благое иго, даруемое Спасителем. 3. <...> Стараться поскорее закончить постройку собора. <...> 4. Завтра — ежедневно, несмотря ни на какие дни, вставать в 3 часа, — ложиться между 101/2 — 11 час, и после обеда не отдыхать, а если сон станет очень клонить, прилечь на 1/4 часа. Помоги, Ап[остоле] Павле...! Помогите и вы, св. братья Кирилл и Мефодий, житие которых проф. Малышевского только что прочитал!

Вечером.

Говорить со всеми... кротко, разумно, от любви — тогда слово большею частию будет производить хорошее действие, по крайней мере не будет вредить; говорить же гневно, гордо, нетерпеливо — слово будет гнилое — люди так и примут его, и хорошего ничего не выйдет; попробуй гноем кто брызнуть на кого — всяк вознегодует, станет смахивать, противиться; душевные болячки — гнев, лень, гордость, нетерпение, злоба, ненависть и пр. не менее гадки, чем телесные, — из гнойной раны — гнева, гордости и пр. брызжущее слово — вонюче, мерзко, оттого и у людей возбуждает противодействие — тоже гнев, злость и т. п., — как и лошадь — лягнет, когда ее хлыщут. Итак — слово кроткое, любовное, разумное — ко всякому; и кто его не примет — ему же хуже, — а мне вреда не будет.



21 Ноября ст.ст. 1888.

Интересный и вместе с тем ужасный тип русской женщины сегодня встретил. <...> После службы у меня за чаем был, между прочим, следующий] разговор: «Говорят, буддизм сходен с христианством», — начала <...>. — «В нравственном учении буддизма действительно есть некоторое сходство с нашей религией, да и в какой же языческой религии его нет? Нравственное] учение язычников черпается из совести, которая и у них не потеряна». — «Но и веру учение Христа заимствовало из буддизма». — «Ну, это говорят люди, не знающие хорошо ни учение буддизма, ни учение Христа». — <... > «Да отчего же Христу и не заимствовать из буддизма, если ему то понравилось? Он, Христос, был человек умный». — «Христос был Бог и изрекал Свое учение, как Божеств[енное] Повеление; Будда же, как и все в мире, и весь мир перед Ним — ничто», — оборвал я, чтобы прекратить это излияние нечистоты из клоаки генеральского разума... Прощаясь, адмиральша, видимо чтоб сгладить дурное впечатление своих отзывов о Христе, выпалила еще: «Я ведь большая поклонница Христа!» Долго уже я живу на свете, а все приходится удивляться. И это христианка! <...> Так-то высший класс у нас в России невежественен, хуже... чем необразованные мужики, касательно Веры. В школах долбят кое-что, но... скоро забывают, а позже вся эта сально-грязная струя низменных ходячих французско-немецких мыслей и говоров хлещет в их мозги и сердца, и делаются они смрадны... до гнилости и отупения. <...> Грустно! Мучительно! Скорей бы России дунуть с себя эту накипь и нагар!

Tags: миссия, перепост, христианство, цитаты
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments