Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

"Безнравственное сочинение есть то, коего целию или действием бывает потрясение правил..."

Где граница между простотой и грубостью, шуткой и пошлостью? Что было нормально, а что шокировало людей 200 лет назад? 

А. С. Пушкин

Возражения против гонителей просторечных слов

Из чернового наброска «О новейших блюстителях нравственности»

1830 (?)

...Охота выдавать себя за членов высшего общества вводила иногда наших журналистов в забавные промахи. Один из них думал, что невозможно говорить при дамах о блохах, и дал за них строгий выговор — кому же — одному из молодых блестящих царедворцев. В одном журнале сильно напали на неблагопристойность поэмы [«Граф Нулин»], где сказано, что молодой человек осмелился войти ночью к спящей красавице. И между тем как стыдливый рецензент разбирал ее как самую вольную сказку Бокаччио иль Касти, все петербургские дамы читали ее и знали целые отрывки наизусть. Недавно исторический роман [«Юрий Милославский» Загоскина] обратил на себя внимание всеобщее и отвлек на несколько дней всех наших дам от fashionable tales [светские повести английского писателя маркиза Норманби] и исторических записок. Что же? Газета [«Северная пчела»] дала заметить автору, что в его простонародных сценах находятся слова ужасные: сукин сын. Возможно ли? что скажут дамы, если паче чаяния взор их упадет на это неслыханное выражение? — Что б они сказали Фонвизину, который императрице Екатерине читал своего «Недоросля», где на каждой странице эта невежливая Простакова бранит Еремеевну собачьей дочерью? Что сказали б новейшие блюстители нравственности и о чтении «Душеньки», и об успехе сего прелестного произведения? — Что думают они о шутливых одах Державина, о прелестных сказках Дмитриева? — «Модная жена» не столь же ли безнравственна, как и «Граф Нулин»?


Ту же тему Пушкин затрагивает в наброске статьи «Опровержение на критики»:

«...они [сотрудники пушкинской «Литературной газеты»] стараются сохранить тон хорошего общества; проповедуют сей тон и другим собратьям, но проповедуют в пустыне. Не они гнушаются просторечием и заменяют его простомыслием (niaiserie). (NB: не одно просторечие). Не они поминутно находят оно выражение бурлацким, другое мужицким, третье неприличным длядамских ушей, и т. п. Не они толкуют вечно о будуарных читательницах, о паркетных (?) дамах. Не они провозгласили себя опекунами высшего общества; не они вечно пишут приторные статейки, где стараются подделаться под светский тон так же удачно, как горничные и камердинеры пересказывают разговоры своих господ. Не они comme un homme de noble race outragent et ne se battent pas [как человек благородного происхождения оскорбляет и не дерется. — фр.]. Не они разбирают дворянские грамоты и провозглашают такого-то мещанином, такого-то аристократом; не они находят 600-летнее дворянство мещанством; не они печатают свои портреты с гербами весьма сомнительными. Отчего же они аристократы (разумеется, в ироническом смысле)? (Там же. С. 125–126).

«Если б „Недоросль“, сей единственный памятник народной сатиры, „Недоросль“, которым некогда восхищалась Екатерина и весь ее блестящий двор, если б „Недоросль“ явился в наше время, то в наших журналах, посмеясь над правописанием Фонвизина, с ужасом заметили бы, что Простакова бранит Палашку канальей и собачьей дочерью, а себя сравнивает с сукою(!!). „Что скажут дамы! — воскликнул бы критик, — ведь эта комедия может попасться дамам!“ — В самом деле страшно! Что за нежный и разборчивый язык должны употреблять господа сии с дамами! Где бы, как бы послушать! А дамы наши (бог им судья!) их и не слушают и не читают, а читают этого грубого В. Скотта, который никак не умеет заменять просторечие простомыслием» (Там же. С. 129).

<...>

Эти г. критики нашли странный способ судить о степени нравственности какого-нибудь стихотворения. У одного из них есть15-летняя племянница, у другого 15-летняя знакомая, — и всё, что по благоусмотрению родителей еще не дозволяется им читать, провозглашено неприличным, безнравственным, похабным etc! как будто литература и существует только для16-летних девушек! Вероятно, благоразумный наставник не дает в руки ни им, ни даже их братцам полных собраний сочинений ни единого классического поэта, особенно древнего. На то издаются хрестоматии, выбранные места и тому под. Но публика не 15-летняя девица и не 13-летний мальчик. Она, слава богу, может себе прочесть без опасения и сказки доброго Лафонтена, и эклогу доброго Виргилия, и всё, что про себя читают сами г. критики, если критики наши что-нибудь читают кроме корректурных листов своих журналов.

Все эти господа, столь щекотливые насчет благопристойности, напоминают Тартюфа, стыдливо накидывающего платок на открытую грудь Дорины, и заслуживают забавное возражение горничной

Et la chair sur vos sens fait grande impression!
Certes, je ne sais pas quelle chaleur vous monte:
Mais à convoiter, moi, je ne suis point si prompte,Vous êtes donc bien tendre à la tentation
Et je vous verrais nu, du haut jusques en bas
Que toute votre peau ne me tenterait pas (Там же. С. 130)

[приведенная Пушкиным цитата из Мольера на французском в переводе значит следующее]:

[Однако вы очень податливы на искушение
И тело производит сильное впечатление на ваши чувства!
Не понимаю, право, что за пылкость вас одолела,
Я совсем не так быстра на плотские желания,
И когда б я увидела вас голым с головы до пят, —
Вся ваша кожа меня бы не соблазнила (Фр.)]. (Там же. С. 521)

<...>


Безнравственное сочинение есть то, коего целию или действием бывает потрясение правил, на коих основано счастие общественное или человеческое достоинство. Стихотворения, коих цель горячить воображение любострастными описаниями, унижают поэзию, превращая ее божественный нектар в воспалительный состав, а музу в отвратительную Канидию [злобная колдунья в эподах и сатирах Горация]. Но шутка, вдохновенная сердечной веселостию и минутной игрою воображения, может показаться безнравственною только тем, которые о нравственности имеют детское или темное понятие, смешивая ее с нравоучением, и видят в литературе одно педагогическое занятие.

Пушкин А. С. Полн. собр. соч. : в 10 т. 4-е изд. Л., 1979. Т. 7. С. 91 Там же. С. 131

Tags: литература, любопытно, цитаты
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments