Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Сергей Филатов. РПЦ и демократическое движение...

"Причина принципиального обособления политической идеологии РПЦ от политического мировоззрения всего остального (в т. ч. и православного) христианства – в недавней истории – в положении Церкви в СССР.
История руками Иосифа Сталина сыграла с Православной церковью злую шутку. После тотальных репрессий против Православной церкви в 1920--1930-е годы, приведших к фактической ликвидации легальной организованной церковной жизни, Сталин решил возродить русское Православие. Легализация Русской православной церкви (РПЦ) стала возможной и желательной для власти в русле общего отказа сталинского режима от идеологии мировой революции и марксистского интернационализма и эволюции в сторону великодержавности и русского традиционализма. Когда в конце Второй мировой войны Сталин воссоздал жестко организованную и наделенную четко определенными функциями Московскую патриархию, РПЦ была изолирована от остального общества, она находилась в своеобразном гетто. Ей было разрешено в этом гетто существовать, но не выходить за жестко очерченные границы, она должна была (как и все прочие институты и частные лица) обладать полной и безусловной лояльностью режиму. Но какова же могла быть идеология этой лояльности режиму, который провозглашал одним из основных идейных принципов воинствующий атеизм, при котором сотни тысяч верующих погибли в лагерях, подвергались дискриминации и преследованиям?


Патриарх Сергий (Страгородский), фактически получивший сан из рук Сталина, предложил  оригинальную концепцию церковно-государственных отношений: «патриотическое служение». В чем же заключается «патриотическое служение»? Церковь воспринимает себя как идеологическую опору авторитарной московской власти, во все времена служащую преградой «внутренней смуте» и «разлагающему западному влиянию»*. Могучее русское государство, сокрушающее все, что оказывается на его пути к достижению все большего всевластия над своим народом и окружающим миром становится парарелигиозной ценностью. Природа этого государства и ценности им утверждаемые – вещи второстепенные, неважные. Неважные - именно потому, что христианское мировоззрение было предельно далеко от сталинского коммунистического официоза, патриотическое служение вынуждено было избрать объектом своей любви русское государство в чистом виде, с его идеологией оно имело слишком мало общего. Православный народ должен без всяких сомнений жертвенно служить родному, хоть бы и атеистическому, и людоедскому русскому государству.      

Сейчас трудно осознать сколько страхов, угрызений совести, должны были преодолеть священнослужители, сколько моральных и интеллектуальных барьеров преодолеть, чтобы возлюбить режим автора «Краткого курса ВКП(б). Уж, коли такую тяжкую работу над собой совершили, от нее трудно отказаться. Поведение священноначалия РПЦ говорит о том, что и при Сталине, и после него, и в наши дни «патриотическое служение» -- стало вполне искренней его позицией. Причем обе неразрывно связанные между собой составляющие этой позиции – внешне - (противостояние Западу) и внутриполитическая (укрепление единоличной авторитарной власти) были проявлены в последние годы открыто и последовательно. Впрочем, внутренняя пустота государственнического идеала церковных людей постепенно стала наполняться своеобразным романтическим мировоззрением. Они восхищаются порядками, существовавшими в дореволюционной и в средневековой России. Они безоговорочно осуждают между собой всё, что принес прогресс в последующие столетия, хотя многое он принес при участии, а иногда даже и по инициативе Церкви. Но для них прогресс стал регрессом, закончившимся политикой тотального уничтожения Церкви*, а затем секуляризацией и демократизацией. В результате даже многие демократические и гуманистические идеи, принятые церковным народом перед революцией и в постсоветское время стали ставиться под сомнение. Недаром патриарх считает, что эпоха Ивана Грозного лучше, чем время правления Владимира Путина. И все же в путинском режиме наши церковные романтики (вполне справедливо) видят некоторые архаичные черты, сближающие нас со временами самых необузданных московских василевсов.



Сергей Борисович Филатов, 
руководитель проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России", старший научный сотрудник Института Европы РАН


Полная версия

Tags: политика, сказано, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments