October 2nd, 2012

Чем всех нас радует ЖЖ

Доброе утро!
Последнее время в ЖЖ все больше усовершенствований и новых возможностей. Поделитесь, какими опциями в ЖЖ вы пользуетесь регулярно, какими изредка? Как вы вообще относитесь к обилию возможностей?

Poll #1869996 Какими опциями ЖЖ вы пользуетесь?

Какими опциями ЖЖ вы пользуетесь?

Просто пишу текстовые записи
6(15.0%)
Просто пишу текстовые записи и вставляю картинки
11(27.5%)
Ставлю аудио и видеоролики
6(15.0%)
Использую отложенные записи
4(10.0%)
Создаю опросы
2(5.0%)
Читаю ленту с использованием фильтров
5(12.5%)
Смотрю статистику и посетителей
6(15.0%)
Другие опции - какие?
0(0.0%)

promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

Грэм Грин (2 октября 1904 — 3 апреля 1991)

"Сколько раз приходилось священнику выслушивать такие признания! Человек так ограничен: он даже не способен изобрести новый грех - все это есть и у животных. И за этот мир умер Христос! Чем больше видишь вокруг себя зла, чем больше слышишь о нем, тем большей славой сияет эта смерть. Легко отдать жизнь за доброе, за прекрасное - за родной дом, за детей, за цивилизацию, но нужно быть Богом, чтобы умереть за равнодушных, за безнравственных".

Грэм Грин. Сила и слава

Collapse )

Вы можете различать до 10 миллионов различных цветов

Просто не хотите запоминать все эти названия. 

Вспоминается, когда пытаешься добиться на фотографии желаемого цвета, оказывается, что цветов слишком много - но все они не те, которые нужны именно здесь именно сейчас.

Глупость в пушкинском изображении

"Глупость — это не уточняемое до конца, не рационализируемое представление, подобное по своему масштабу тому, чем предстает пошлость у Блока: все самое враждебное, безнадежное. То лицо, которым повернулось к поэту само зло.

Collapse )

Минфин сэкономит 74 млрд рублей на медицине и образовании

Разумеется, а на чем же еще экономить?..

system alt
Бизнес газета РБКdaily
Минфин сэкономит 74 млрд рублей на медицине и образовании

Накануне внесения проекта бюджета в Госдуму у социального и финансовых блоков правительства несогласованными остаются 74 млрд руб. Основные статьи преткновения — медицина и образование. Впрочем, вице-премьер Ольга Голодец надеется, что в скором времени денежный вопрос будет решен. ... Читать далее >

Газета РБК daily


Самое главное - восстановить ценность общения с Богом и с ближними, ценность любви и свободы

Только что обнаружил интересное интервью в "Harvard Business Review Russia", опубликованное еще летом. Действительно, страх перед свободой и верой - как наследие советского идеологического воздействия - сегодня до сих пор остается. И перестать бояться трудно, так как и сейчас слишком много запугивающих факторов. Но без избавления от страха нам ничего не достичь. 



Отец Георгий Кочетков

Анна Натитник

Отец Георгий Кочетков

Церковную жизнь надо оживить, а людей — научить общаться, считает основатель и ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института, духовный попечитель Преображенского содружества малых братств отец Георгий Кочетков. Всю жизнь, невзирая на гонения со стороны госструктур и братьев по церкви, он идет к этой цели.

Анна Натитник - старший редактор "Harvard Business Review Russia

Collapse )

Какую роль церковь должна играть в современном обществе и какую роль она играет сейчас в России? 

Никто не знает, какую роль должна сейчас играть церковь в обществе, — это тайна за семью печатями. Но никогда в истории не было такого времени, когда церковь устраивала всех. В Средние века были свои проблемы: была, скажем, коллизия между цезарепапизмом и папоцезаризмом. Слава Богу, что это время прошло и сейчас невозможен ни цезарепапизм, ни папоцезаризм. Государство — даже самое демократическое — не любит конкурентов. Оно всегда хочет господствовать, владеть душой и жизнью человека — где-то в мягкой, демократической, где-то в жесткой, тоталитарной форме. Подозреваю, что только в первые века христианской истории, когда церковь была гонимой, но совершенно свободной внутри себя, она лучше всего выполняла свою общественную роль. Что происходит сейчас? Пока трудно судить, ведь не так много времени прошло после падения советской власти и церковь себя еще не очень хорошо осознает и являет. В большой степени многое происходит по инерции. Это видно и по внешнему, и по внутреннему состоянию церкви. Можно найти одинаково справедливые аргументы и для оправдания, и для обличения этой ситуации. Оправданием могло бы служить беспрецедентное в истории положение церкви под коммунистическим гнетом, когда власть с самого начала объявила церковь врагом номер один, потому что это был последний институт, который сохранился с царских времен и который для большевиков всегда ассоциировался с прежней властью. И ясно, что далеко не все могли быть героями, святыми, мучениками — были и коллаборационисты, и предатели, — всё как везде. А с другой стороны, конечно, мы хотим, чтобы откровение духа, а значит, откровение любви и свободы, столь важные для каждого человека на земле, проявляло себя в церкви энергичнее, полнее. И поэтому мы естественно недовольны тем, что есть. Мы видим, что сегодняшняя действительность и в церкви, и в обществе не отвечает этим требованиям. 

Почему, по-вашему, человек должен участвовать в церковной жизни? 

Потому что церковная жизнь — это конкретная форма единения человека с Богом и другими людьми. Unus cristianus — nullus cristianus, то есть «один христианин — не христианин». Церковь всегда на этом настаивала. Формы единения должны быть многообразными, потому что люди разные и потребности у людей разные, и это надо уважать. Не надо всех «стричь под одну гребенку». То есть одна из функций церкви — объединение людей на самом высоком качественном уровне. Потому что это не просто объединение — это путь общения. Современные люди «контактируют» между собой, но часто не имеют возможности общаться. Контакт — чисто внешнее, а общение по определению нечто внутреннее. Все эти современные «тусовки» — это формы контактов. Люди могут часами, днями, ночами «тусоваться», но после этого они спокойно могут пойти на убийство или самоубийство, им могут быть нужны наркотики и т.д. Почему? Потому что общения нет, потому что есть внутренний голод, потому что остается одиночество. Общение же противостоит пустоте в душе, убивает саму эту пустоту. 

Может ли церковь играть какую-то роль в восстановлении нации? 

Тут важно, что мы понимаем под церковью. Если только церковную структуру, иерархию, лишь внешний официоз, то здесь мы далеко не уедем: как бы ни старались люди, стоящие во главе церкви, послужить народу и восстановлению нации, из-за своей излишней связанности с властью они не могут чувствовать себя достаточно свободными. А без свободы и любви это дело не сделаешь. Конечно, сейчас церковь законодательно абсолютно свободна, но она слишком заинтересована в укреплении своей инфраструктуры, в каких-то благах от государства и экономической системы - иногда излишних, иногда оправданных, - и это снижает ее культуро- или народообразующий потенциал. Поэтому, думаю, помощи можно ждать, скорее, от церкви как неформального единства, «единства духа в союзе мира», как сказано в Писании. Эта церковь всегда была, и сейчас существует, но она всегда с трудом пробивается, являет себя людям. 

Что сегодня отдаляет людей от церкви? 

Современные люди очень пугливы. Им часто кажется, что кто-то покушается на их свободу, или что, обратясь к Богу, они будут несовременными, в чем-то себя слишком ограничат. Они считают, что вера — это не свобода, а рабство. Значит, антирелигиозная пропаганда еще продолжает давить на людей, на их психику. Атеисты немногого достигли в отрицании Бога, но многого — в отрицании человека. Они посеяли в людях тотальное недоверие; люди привыкли к внутреннему произволу, к своеволию — вещам духовно разрушительным; общество оказалось полностью разобщено, люди в корне разучились общаться. Это обычно и приводит людей и церковь к взаимному недопониманию. 

По жизни мне довелось общаться с десятками тысяч людей из разных городов и стран, которые сознательно приходили к вере. И их желание быть и жить с Богом, «быть верующими», как у нас говорят (этот термин для многих более приемлем, потому что кажется, что от человека ничего не требуют — ему только дают), почти всегда наталкивалось на то, могут ли они хоть в чем-то преодолеть себя и свое индивидуалистическое «я». Если человек совершенно не способен от себя дистанцироваться, то есть поставить свое «эго» на второе место, то он не способен и стать верующим. 


Collapse )