July 10th, 2012

Доброе утро!

Когда-то у людей были записные книжки. У меня, кстати, где-то даже сохранилось несколько. В них люди записывали домашние телефоны родственников, друзей и сослуживцев. Иногда туда же записывали их адреса или даты рождений. Особо продвинутые добавляли разные комментарии (не путать с каментами!).

А потом появились мобильные телефоны. Сначала они просто звонили, но вскоре у них появились сим-карты, куда тоже можно было записать номер телефона и имя человека. Когда возможности и память телефонов выросла настолько, что туда стало можно записывать любую информацию, телефонные книжки умерли.

Они, правда, слегка отомстили человечеству, потому что пользоваться мобильным телефоном или мобильным компьютером не так удобно и приятно, как красивой и аккуратной телефонной книжкой. Да и адреса со схемой проезда почему-то теперь туда режко попадают. Ведь всегда можно подъезжая к дому, позвонить и уточнить номер квартиры.

А как вам кажется, мобильник полностью заменил бумажную записную книжку?
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

Жан Кальвин (10 июля 1509 — 27 мая 1564)

Жан Кальвин, французский теолог, религиозный реформатор, основоположник кальвинизма
Родился 10 июля 1509 в Нуайоне, епархиальном центре на севере Франции. Маленький Жан, отличавшийся выдающейся одаренностью, получил начальное образование вместе с отпрысками одного знатного семейства в замке Монмор.

Collapse )

По убеждению Кальвина, Женева, укрепившись изнутри, должна была сделаться бастионом Реформации. Всегда и везде, где только было возможно, Кальвин стремился объединить протестантов. К сожалению, эти усилия увенчались лишь единственным успехом - принятием "Цюрихского соглашения" (Consensus Tigurinus, 1549), закрепившего компромисс между Кальвином и протестантами немецкой части Швейцарии в трактовке учения о евхаристии. Его главные идеи были изложены в трактате Institutio religionis christianae. Кальвин собрал и систематизировал все главные богословские идеи своего времени, однако нельзя сказать, что он сам придерживался каких-то определенных теологических принципов.

Представьте себе мир без свободных знаний

Думаю, это стоит поддержать:


Представьте себе мир без свободных знаний

В Государственной Думе пройдёт второе слушание о внесении поправок в «Закон об информации», которые могут привести к созданию внесудебной цензуры всего Интернета в России, в том числе к закрытию доступа к Википедии на русском языке.

Сегодня сообщество Википедии протестует против введения цензуры, опасной для свободных знаний, открытых для всего человечества. Мы просим у вас поддержки в противодействии этому законопроекту.

10 июля 1935 г. было принято постановление «О Генеральном плане реконструкции Москвы»

Дворец Cоветов. Один из вариантов утвержденного проекта (1946 год)

Неотложные работы первого этапа градостроительных преобразований в Москве проводились на основе постановления июльского 1931 года пленума ЦК партии о развитии городского хозяйства в стране. На основе решений этого пленума развернулась работа по подготовке первого в истории нашей страны комплексного плана реконструкции столицы, который был подготовлен в специальных комиссиях под руководством академиков архитектуры В.Семенова и С.Чернышева и принят в 1935 году10 июля постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б). В период Великой Отечественной войны в 1941–1945 годах реализации Генплана 1935 года была временно прекращена.


Collapse )
Это как раз тот случай, когда остается благодарить Бога за нереализованные планы...

Предстоятель ПЦА митрополит Иона подал в отставку

Преображенское содружество малых православных братств
Предстоятель ПЦА митрополит Иона подал в отставку

Он направил членам Священного Синода письмо, в котором просит освободить его от должности предстоятеля Православной Церкви в Америке



Collapse )

Первый сюжет в свете

Свято-Филаретовский православно-христианский институт
Начало 1830-х годов Явление Мессии (Явление Христа народу). 1837–1857 годы. Государственная Третьяковская галерея
Начало 1830-х годов Явление Мессии (Явление Христа народу). 1837–1857 годы. Государственная Третьяковская галерея
Явление Мессии. Первый набросок будущей картины (из альбома В.А. Жуковского). Начало 1830-х годов
Явление Мессии. Первый набросок будущей картины (из альбома В.А. Жуковского). Начало 1830-х годов
«Первоначальный» эскиз. 1834 год
«Первоначальный» эскиз. 1834 год
Голова Иоанна Крестителя. Этюд к картине. 1840-е годы
Голова Иоанна Крестителя. Этюд к картине. 1840-е годы
Путешественник (предполагаемый автопортрет А.А. Иванова). Этюд к картине. 1840-е годы
Путешественник (предполагаемый автопортрет А.А. Иванова). Этюд к картине. 1840-е годы
Явление Христа Марии Магдалине после Воскресения. 1835 год. Государственный Русский музей
Явление Христа Марии Магдалине после Воскресения. 1835 год. Государственный Русский музей
Первый сюжет в свете (начало)

Статья проф. А.М. Копировского в журнале «Русский мир», май 2012

«…Если бы сию минуту Богу было угодно лишить меня здешней жизни, то я поблагодарил бы Его за то, что Он прославил меня отысканием первого сюжета в свете!»

Из письма художника А.А. Иванова отцу

Поднявшись по главной лестнице Третьяковской галереи, вначале нужно повернуть направо и в соответствии с планировкой совершить круг по экспозиции XVIII века. «Души изменчивой приметы» на портретах Никитина, Рокотова, Левицкого, Боровиковского… Поворот налево, в XIX век: хрестоматийный Пушкин кисти Кипренского, несколько портретов, пейзажей… Еще немного вперед — и справа в перспективе через зал открывается наконец одно из чудес России, картина, мимо которой невозможно пройти. Ее автор родился и учился в Петербурге, работал над ней в течение почти 25 лет в Италии, но ни разу не был в Москве (в конце жизни очень хотел сюда приехать — увы, не получилось). Зато теперь его картина — одна из самых ярких визитных карточек Москвы, Третьяковской галереи да и вообще всей русской живописи. «Явление Христа народу» (автор называл ее «Явление Мессии») — наша единственная цель сегодня.

Величие замысла

«Служенье муз не терпит суеты» — знаменитая пушкинская фраза касается не только поэтов и художников, но и тех, кто слушает их стихи и смотрит их картины. Поэтому вначале нужно немного постоять там, откуда мы впервые увидели картину Иванова. Успокоиться и просто полюбоваться раскрывающимся в ней пространством, ярким, звучным цветом итальянского неба, мощной кроной дерева в левой части и, конечно, эффектно заполняющими это пространство фигурами. Среди них выделяется огромного роста человек в необычной одежде — золотистой шкуре, покрытой светло-коричневой мантией, с крестом в поднятой руке. Остальные, за исключением четырех мужских фигур слева, пока трудноразличимы. Потом, не отрывая глаз от картины, нужно пройти через зал Брюллова и остановиться у дверного проема перед вторым залом, в котором «живут» эта и другие работы великого русского художника Александра Андреевича Иванова.

Прежде всего впечатляют грандиозные размеры картины: 5,4 на 7,5 метра. Сюжет выбирался Ивановым как самый важный, «первый в свете» (сразу вспоминается Иосиф Бродский: «Главное — величие замысла!»), отсюда и соответствующий размах его воплощения. Но, конечно, не только размером картина привлекает к себе внимание. Почему выбран именно этот сюжет, почему он — «первый», единственный? И почему он именно так воплощен: на первом плане, и даже на втором, — толпа самых разных людей, а маленькая, едва заметная фигура Христа — на заднем? Что это — явление Христа народу или, как саркастически сформулировал В. Розанов, «затмение Христа народом»? Не будем спешить. Как сказал о художнике в начале ХХ века известный деятель русской культуры Сергей Дягилев: «Иванов — целая загадка. С одной стороны, кто из русских его не знает? С другой стороны, никто из русских его не знает».

Но можно ли «знать» гения? Творчество Александра Иванова хорошо изучено. Написаны десятки статей, защищены несколько диссертаций, изданы капитальные монографии академика Михаила Алпатова и профессора Михаила Алленова, солидный том «Александр Иванов в письмах, документах, воспоминаниях» (составитель И.А. Виноградов). Наконец, в 2006 году, к 200-летию со дня рождения художника, Третьяковская галерея представила полный каталог его работ с обширными комментариями. Но непосредственное общение с великой картиной вновь может поставить под вопрос то, что, кажется, уже давно о ней известно. И даже собственные впечатления от нее каждый раз обновляются…

Вначале — несколько характеристик автора картины. «Сумасшедший мистик» (полковник Л.И. Киль, начальник колонии русских художников в Риме). «Новый Корреджио», «отшельник» (Н.В. Гоголь). «Упрям и своеобычен» (Ф.И. Иордан, гравер). «Младенческая чистота души, трогательная наивность» (Н.Г. Чернышевский). «Всех слушал и никого не слушался» (В.В. Стасов). «Святой художник» (А.С. Хомяков). Наверное, достаточно, чтобы понять — Иванов был, мягко говоря, неоднозначен. Теперь перейдем к его картине, которая, как легко догадаться, тоже неоднозначна.

Поиски сюжета

«Выбор сюжета для будущей картины моей долго затруднял меня», — признавался художник. Он попытался воплотить в эскизах несколько ветхозаветных событий, имея в виду их назидательный характер: Самсон в объятиях Далилы — напоминание о женском коварстве; Давид играет на арфе перед Саулом — о смиряющей зло силе искусства; Иосиф, ставший богатым и знатным, открывается братьям, в детстве продавшим его в Египет, — великодушное прощение; братья Иосифа находят чашу в мешке Вениамина — справедливое, и притом хитроумное, возмездие (они вынуждены теперь отправить своего младшего брата, Вениамина, в Египет, как когда-то сделали это с Иосифом). Но, как правильно подсказал Иванову один из его старших друзей и коллег, Франц Овербек, последний сюжет — лишь фрагмент истории Иосифа, частность, которую невозможно расширить до серьезного обобщения, — как, впрочем, и все остальные. Иванов же хотел создать сразу нечто великое, грандиозное, единственное в своем роде. Явление Мессии.
п р о д о л ж е н и е

Первый сюжет в свете. Часть 2

Свято-Филаретовский православно-христианский институт
Портрет Александра Иванова работы С.П. Постникова (написан по фотографии в 1873 году)
Портрет Александра Иванова работы С.П. Постникова (написан по фотографии в 1873 году)
Явление Мессии. 1837–1858 годы
Явление Мессии. 1837–1858 годы
Иоахим Патинир. Проповедь Иоанна Крестителя
Иоахим Патинир. Проповедь Иоанна Крестителя
Левая часть картины: будущие апостолы, Иоанн Креститель
Левая часть картины: будущие апостолы, Иоанн Креститель
Правая часть картины: всадники, «Гоголь», фарисеи, «дрожащие», раб и Христос
Правая часть картины: всадники, «Гоголь», фарисеи, «дрожащие», раб и Христос
Раб
Раб
Натурщица в повороте головы Христа
Натурщица в повороте головы Христа
Теодор Жерико. Плот «Медузы». 1819 год
Теодор Жерико. Плот «Медузы». 1819 год
Воскресение — Сошествие во ад. Эскиз запрестольного образа для храма Христа Спасителя. 1845 год
Воскресение — Сошествие во ад. Эскиз запрестольного образа для храма Христа Спасителя. 1845 год
Первый сюжет в свете (окончание)

Статья проф. А.М. Копировского в журнале «Русский мир», июнь 2012

В конце весны, 20 мая 1858 года, на одной из набережных Санкт-Петербурга происходила разгрузка необычного багажа. Огромный цилиндр с борта парохода был осторожно перенесен на землю. В цилиндре находилась свернутая в рулон картина. Она, как надеялся ее автор, должна была не только прославить русское искусство, но и произвести переворот в умах и сердцах, как он выражался, «любезных моих соотечественников».

Прибытие этой картины означало, что на родину возвратился после 28-летнего отсутствия (как Робинзон Крузо!) «римский затворник» — замечательный русский художник Александр Андреевич Иванов. В Риме он был почтен личным вниманием императора Николая I, побывавшего в его студии. «Прекрасно начал!» — эти слова грозного правителя России стали известны многим и способствовали притоку посетителей  в мастерскую, впрочем, и так немалому. Н.В. Гоголь, собеседник, друг и даже одно время наставник художника, представил его всей читающей России, включив очерк «Исторический живописец Иванов» в свою знаменитую книгу «Выбранные места из переписки с друзьями». Но на родине Иванова картина все эти годы не была известна даже в фотографиях. Теперь ожидалось ее «явление» России. Вначале картину выставили в Зимнем дворце, для императора (теперь уже Александра II), его семьи и знати, затем — в Академии художеств, для широкой публики. Какова же была реакция?

Разочарование

Журнал «Сын Отечества» от 29 июня 1858 года напечатал заметку под названием «Публика перед картиной Иванова». В ней описаны любопытные сценки. Например: «Вот… нарядная дама опирается на руку господина в военном пальто. Подле этой пары крутится маленький, кругленький человечек…

— Какого вы мнения о картине-с? — спрашивает он у господина в военном пальто.

— Картина… гм… хороша, — выпускает тот сквозь зубы.

— Помилуйте-с, чего тут хорошего: это, концепции-с нет вовсе никакой, фигуры-с не только не изящны, некоторым образом даже не совсем благопристойны-с!

— Гм — да, а все-таки… хороша.

— Нет-с! позвольте поспорить, я так вовсе недоволен. Кричат: двадцать лет, двадцать лет! Да я-с тоже одиннадцать лет писал роман…

Далее. Толстая дама, в кринолинах и кружевах, с лорнетом и парой разряженных детей, смотрит на картину и твердит: Superbe! Magnifique! (великолепно! блестяще! — фр.) и вдруг, обращаясь к соседу, спрашивает его:

— …Что изображает эта картина?..»

Конечно, это были не единственные оценки, но общий тон оказался именно таким. «Это не апостолы, а какое-то семейство Ротшильдов!» — возмущался слишком национально-характерной и «низкой» натурой не кто иной, как знаменитый поэт Ф.И. Тютчев. А вот более мягкое мнение, но тоже невысокое: «…целая коллекция добрых агнцев, непорочных и благодушных» — столь ироничным было суждение о картине известного критика В.В. Стасова, весьма доброжелательно относившегося к художнику.

Разочарованы были и те, кто восторгался, видя ее в процессе написания. Е.Ф. Юнге (урожденная графиня Толстая), более чем через пятьдесят лет вспоминая о встрече с картиной, называет эту минуту «тяжелой». Она пишет: «На меня, как и на про чих, картина сделала неприятное впечатление какого-то ковра…» И добавляет: «…но потом, при воспоминании о ней дома, картина как-то постепенно внедрялась в меня и разбирала меня…» Увы, до «потом» доходили далеко не все.

Разочарование в картине сильно подогрел еще один «сын отечества» — некто В. Толбин (его статья в том же журнале предшествовала процитированной). Он упомянул, но не назвал «несомненные достоинства картины», а затем ясно произнес ей приговор: «…не вполне оправдала те тревожные ожидания, те несомненные надежды, которые порождала она, будучи еще незримой и окруженной ореолом таинственности…» Выражение «не вполне» стало только началом разгрома. Читаем дальше: «…большая часть из нас удалилась под влиянием будто какого-то страшного горячечного кошмара…» (это о лице раба на переднем плане внизу). Художнику напомнили, что если он хочет считаться художником христианским, то «лишняя нагота» недостойна изображения. А еще — что «воздушная перспектива соблюдена очень посредственно». С издевкой было сказано об отсутствии влияния на Иванова «замечательных художников» Европы и т.д. И, наконец, прозвучало главное обвинение: у Брюллова и некоторых других мастеров «каждая фигура… сама истолковывает зрителю, что желал изобразить создатель картины. У г. Иванова этого нет во многих группах!» О наличии и отсутствии влияний — чуть ниже. А вначале — о последней фразе «обличителя». Она, на самом деле, едва ли не высшая похвала художнику, потому что зафиксировала конец академизма как главного направления в русской живописи. Академизма — то есть направления в искусстве, идеализировавшего классические образцы (и процветавшего в многочисленных Академиях художеств). В нем все детали работали на раскрытие возвышенного, приподнятого над обыденным, почти всегда — назидательного замысла. В картине Иванова, несмотря на то, что связывало его с академизмом, последнего оказалось немного. Поэтому теперь посмотрим на картину уже не беглым взглядом, а внимательно.

Воплощение замысла

На берегу реки изображена толпа самых разных людей, разного возраста и пола, в разных позах, одетых в разные одежды или обнаженных. Но задача художника — не бытописательство, а изображение сути и смысла события. Поэтому на берег Иордана Иванов вывел не толпу, а — символически — весь иудейский народ. Люди пришли к пророку Иоанну, через которого, как столетия назад, Бог захотел что-то возвестить им. Иоанн грозно говорит о необходимости покаяния, то есть полного очищения жизни до самых ее глубин, до перемены мыслей. В знак этого люди погружаются в воды Иордана. Ведь скоро должен прийти Царь нового, Небесного Царства, Избавитель, Мессия, по-еврейски — «помазанник», а на греческом, международном языке того времени — «Христос». Сам пророк — только Его предшественник (по-славянски «Предтеча»). И, наконец, пророк, подняв руки, произносит: «Вот Он!»

Но, в самом деле — почему для реализации столь понятного сюжета потребовалось двадцать лет? Ведь эскиз, практически такой же по композиции, был готов еще в 1837 году, когда Иванов приступил к исполнению картины! Неужели за два года нельзя было перевести эскиз на большой холст? Наверное, какой-нибудь другой художник сделал бы это и за год или даже за несколько месяцев. А все остальное время, пока не кончится срок его пребывания в Италии за счет Общества поощрения художников, проводил бы в путешествиях. Или, наоборот, работал бы ради дополнительного заработка: за год-полтора можно было сделать очень много…

Однако эскиз не случайно получил название «первоначальный» — это была еще не картина, а только ее набросок. Эскизов, довольно больших по размеру, было сделано Ивановым несколько. Количество же этюдов, то есть изображений отдельных фигур, элементов пейзажа, даже драпировок, превысило 600 (!). Ни один художник в мире не обременял себя при подготовке к работе над картиной, даже очень большой, подобным «арсеналом». Зачем нужны были такие усилия? Ведь Иванов был уже не учеником, а академиком живописи. Что было не ясно самому художнику?

...

Итак…

Подведем итог. Иванов в работе над картиной намного опередил свое время. Он смог внутри академизма органично применить приемы, характерные для разных художественных стилей, как более поздних — реализма, символизма, так и значительно более ранних — иконописи, и, тем самым, выйти за его пределы. Но главное: ему удалось воплотить свой утопический замысел и показать явление Христа как «первый сюжет в свете», при всех недостатках картины — действительных и мнимых. Наградой за труд его жизни, наметивший в русском искусстве новые пути и прославивший его, было, как ядовито, но метко выразился тот же Герцен, пожалование «трупу художника» 15 тысяч рублей и Владимирского креста.

Но, во-первых, картина Иванова в храм все-таки попала. И не в один! Желающие могут убедиться в этом, придя, например, в московский храм Николы в Хамовниках (недалеко от метро «Парк культуры») или посетив в Туле храм Двенадцати апостолов… А во-вторых, — и это, конечно, гораздо важнее — его замечательное произведение, его личность оказали огромное влияние на ряд выдающихся русских художников конца ХIX — начала ХХ века. Более того, один из них в определенном смысле развил идею великой картины Иванова. О его труде как о «седьмом чуде» России в области искусства мы и расскажем в следующем номере журнала.

Душа сама по себе не бессмертна, эллины, но смертна. Впрочем она может и не умирать

Оригинал взят у adam_a_nt в Душа сама по себе не бессмертна, эллины, но смертна. Впрочем она может и не умирать

Душа сама по себе не бессмертна, эллины, но смертна. Впрочем она может и не умирать. Душа, не знающая истины умирает и разрушается вместе с телом, и получает смерть через нескончаемые наказания. Но если она просвещена познанием Бога, то не умирает, хотя и разрушается на время. Сама по себе она есть ни что иное, как тьма, и нет в ней ничего светлого. К этому относятся слова: «тьма не объяла света» (Ин 1:5). Ибо не душа сохранила дух, но сама им сохранена, и свет объял тьму. Слово есть Божественный свет, а тьма душа чуждая ведения. Посему если она живет одна, то уклоняется к веществу и умирает вместе с плотию; а когда она соединена с божественным духом, то не лишена помощи, но восходит туда, куда возводит ее дух. Ибо жилище духа на небе, а душа имеет земное происхождение. В начале дух обитал вместе с душою, но потом оставил ее, потому что она не захотела следовать ему.
Collapse )

Почему ушел в отставку предстоятель Американской Церкви?

Свято-Филаретовский православно-христианский институт
Почему ушел в отставку предстоятель Американской Церкви?

Чем вызвана эта отставка, объяснил бывший заместитель председателя Отдела коммуникаций Православной Церкви в Америке и редактор журнала "The Orthodox Church" протоиерей Леонид Кишковский.

«Сегодня состоится заседание Священного Синода ПЦА, который и должен будет принять прошение владыки Ионы об отставке. Заседание Малого синода Американской Церкви в четверг поставило перед митрополитом Ионой целый ряд трудных вопросов, в ответ на это в пятницу он написал свое письмо, утвержденное телефонным совещанием епископов в субботу», — объясняет отец Леонид. В понедельник (по московскому времени уже во вторник), должна состояться очная встреча Синода, которая сформулирует окончательное решение: «Так что все идет в установленном порядке, но в сложных обстоятельствах» — уверяет отец Леонид.