April 5th, 2012

Христианство: вера или «культурная идентичность»?

Это интервью Ольги Александровны Седаковой вновь затрагивает очень болезненный на сегодня вопрос об отношении к вере и церкви, о подлинной христианстве и его многочисленных искажениях и подменах. Как соотносятся христианство и культура? Чем отличаются гуманистический и христианский взгляд на человека? Каковы наши перспективы?

Русский журналЧасто говорят, что номинальных православных христиан в России много, а истинно верующих мало. Социологи в таких случаях пишут, что для многих христианство это «культурная идентичность», но лишь для немногих это еще и нечто большее – то есть реальное содержание их жизни. Как вы думаете, есть ли какое-то напряжение между культурной идентичностью и собственно «идентичностью в вере». Или это надуманная проблема?

Ольга СедаковаЗдесь у нас, с одной стороны, большая путаница, а с другой – реальная сложность. Православие теперь многие воспринимают как прежде всего культурную, а часто даже этническую идентичность («русский – значит православный», или так: «я православный, хотя в Бога не верю»). При этом имеется в виду не столько «вера отцов», а культурное наследство, национальная традиция наподобие тех, которыми занимается этнография. В самом деле, в дореволюционной России, когда православие было государственной религией, отдельный человек был православным просто потому, что он гражданин православной державы. Это не был, как правило, его личный выбор или личное призвание. В то время можно было бы сказать: «православными рождаются» (для запада – «католиками, протестантами рождаются»). О личном призвании, о своего рода «втором рождении» мы слышим только в житиях святых, и там оно звучит как призвание к особому служению Богу, к святости, а не к «православной культуре». В целом (и не только в России) национальное, государственное и вероисповедное совпадало. И, конечно, православная культура в России была той стихией, в которую был погружен каждый, независимо от степени его личной веры.

Collapse )

promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

Люди могут любить друг друга, когда они вместе делают что-то хорошее


05.04.2012

Ольга Седакова: «Можно жить дальше…»


Collapse )

***

Понимание того, что такое культура, у Седаковой всегда отличалось от общепринятого. Никогда никому ничего не доказывая, она взяла на себя миссию хранителя. В одном из интервью она заметила: «Культура никак не совпадает с книжной эрудицией, как повелось понимать у нас с разночинских времен. Культурой я бы назвала развитие непосредственно чувственного восприятия: зрения, слуха. То, в чем Античность видела призвание поэта. Дело Орфея — “умягчение нрава”. Примета “умягченного нрава”, например, в том, что человек не повторяет однажды замеченной ошибки».

— Моральный авторитет — для России это характерная фигура?

— Да, конечно. Но как в Европе моральный авторитет — это не всегда интеллектуал, так и у нас они тоже не прямо связаны с интеллигенцией. Про интеллигенцию надо рассказывать целую историю, у нее несколько другое происхождение, чем у западных интеллектуалов.

— Расскажите. С определениями сейчас сложно.

— Да, да, очень сложно. За годы относительной свободы у нас образовался тип людей, которые себя предпочитают называть интеллектуалами, не интеллигентами. Это образованные люди традиционной левой ориентации. С характерным ироническим складом, скорее снижающим, «деконструирующим», чем патетическим. Они и сами чувствуют свое отличие от старых интеллигентов, которых мы почти не застали. Интеллигент дореволюционный — это свободный человек. Когда говорят, что Лихачев — образец настоящего интеллигента, надо делать оговорки. Он не был свободным, ему приходилось идти на множество компромиссов. Идеализировать дореволюционную интеллигенцию тоже не стоит. Но то, что они были независимы от официальной политики, — это точно.

— Интеллигентность — это неангажированность?

— Да, в этом есть общее между интеллектуалом и интеллигентом, но с той разницей, что наша интеллигенция возникла в основном из поповичей — тут другая генеалогия. Внутри нее была очень воинственная часть, из которой потом сформировалось народничество. Эти поповичи породили резкое антирелигиозное сознание и даже как бы новую религию — религию народа, которую лучше всего Некрасов выразил. Это такой жертвенный настрой на служение народу. Гораздо больше, чем служение культуре. Вот в чем разница. Интеллектуалы в качестве цели служения выбирают культуру. А наши интеллигенты — народ.

Collapse )

— Вы православный человек. Ходят слухи о некой общине, в которую вы входите.

Collapse )


Литургия Преждеосвященных Даров: подробности церковной практики

Преображенское содружество малых православных братств

Литургия Преждеосвященных Даров в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Из архива Пресс-службы Московской Патриархии (2006 год)

Литургия Преждеосвященных Даров: подробности церковной практики

В 1969 году на заседании Священного Синода обсуждался вопрос о совершении Литургии Преждеосвященных. Выдержки из протокола

В 1969 году на заседании Священного Синода обсуждался вопрос о совершении Литургии Преждеосвященных Даров вечером. Поводом стало обращение к Святейшему Патриарху митрополита Сурожского Антония, который, «прежде чем поставить … этот вопрос… совершил … несколько Преждеосвященных литургий по вечерам». «Они легче могут быть введены среди православных западного происхождения, чем среди русских, легче среди молодежи, чем среди старых», — писал архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий. Предлагаем вашему вниманию выдержку из протокола заседания, где на основании высказываний Преосвященных и исторической справки по вопросу причащения Святых Таин натощак, было принято постановление.


Collapse )

Проблема богослужебного языка на Соборе 1917-1918 годов и в последующие десятилетия

Важный материал, пусть хотя бы частично и здесь будет.

Свято-Филаретовский православно-христианский институт

Фото с сайта www.pravmir.ru

Проблема богослужебного языка на Соборе 1917-1918 годов и в последующие десятилетия

Считается, что обновленцы были сторонниками перевода богослужения на русский язык и радикальных литургических реформ. Однако знакомство с официальными документами обновленцев показывает, что это миф. Чтобы не быть голословными, приведем единственное официальное [57] высказывание обновленцев по этому вопросу — резолюцию Поместного Собора, точнее — обновленческой конференции 1926 года:

"Священный Собор Православной Церкви, заслушав доклады наличных церковно-обновленческими группами (так в оригинале [58]. — А. К.) о церковных преобразованиях, считает необходимым, не вводя никаких догматических и богослужебных общеобязательных реформ, пригласить всех работников церковного обновления всемерно охранять единство Церкви; благословляет творческую инициативу и сделанный почин, направленный на пробуждение религиозного чувства, церковного сознания и общественной нравственности" [59].

Конечно, какую-то работу в направлении перевода богослужения на русский язык могли осуществлять представители мелких, находящихся на периферии движения обновленческих группировок. Так, на состоявшемся в июне — июле 1924 года съезде (Соборе [60]) Союза церковного возрождения [61] была принята следующая резолюция:

"1. Переход на русский язык богослужения признать чрезвычайно ценным и важным приобретением культовой реформы и неуклонно проводить его, как могучее оружие раскрепощения верующей массы от могущества слов и отогнания суеверного раболепства перед формулой. Живой родной и всем общий язык один дает разумность, смысл, свежесть религиозному чувству, понижая цену и делая совсем ненужным в молитве посредника, переводчика, спеца, чародея.

2. Русскую литургию, совершаемую в московских храмах Союза, рекомендовать к совершению и в других храмах Союза, вытесняя ею практику славянской, так называемой Златоустовой, литургии <...>.

3. Благословить литургические дарования людей искреннего религиозного чувства и поэтической одаренности, не заграждая и не пресекая религиозно-молитвенного творчества. Вводить же в общее употребление по испытании на практике с епископского благословения. Приветствовать литургические труды священника К. Смирнова [62] и иметь о них суждение после их напечатания .

Союз церковного возрождения оставался малочисленной организацией, лишенной всякого влияния. Практическая реализация его решений свелась к подготовке митрополитом Антонином реформированного чина литургии. В основу положен чин Литургии Иоанна Златоуста, который был несколько пересмотрен по другим вариантам литургии Древней Церкви. Реформированный Антонином текст был издан [64]. В 20-е годы эта литургия служилась в Заиконоспасском монастыре, который принадлежал тогда Союзу церковного возрождения.

Из примыкавших к Союзу людей наиболее талантливым был священник Константин Смирнов, которому принадлежит попытка пересмотра (в авторской терминологии — "реконструкции") чина литургии "в целях ее большей выдержанности и осмысленности, силы производимого ею на душу молящегося впечатления" .. При этом язык и текст остаются неприкосновенными. Евхаристический канон дается с параллельным русским переводом. То же самое можно сказать и о подготовленном священником Константином Смирновым "Чине общей исповеди . Хотя, по характеристике автора, "композиция данного "Чинопоследования" всецело принадлежит нам и в этом смысле может быть названо лишь нашим именем — Константиновским" [67], язык остается неприкосновенным. Даже паремии читаются по-церковнославянски [68].

Принципиальным отличием предпринимаемых обновленцами переводов богослужебных текстов от переводов дореволюционных является то, что последние не предназначались для богослужебного употребления, а делались для того, чтобы помочь мирянам лучше понять церковнославянский текст.

И еще много интересного о проблеме литургического языка, об упорядочении богослужения,  о послесоборной дискуссии, обновленцах и о. Феофане (Адаменко).