February 9th, 2012

Фёдор Михайлович Достоевский (11 ноября 1821 —9 февраля 1881)


В конце января 1881 года Достоевский серьезно заболел, начались горловые кровотечения. Утром 9 февраля (28 января по старому стилю) жена писателя Анна Григорьевна, проснувшись в семь утра, увидела, что Достоевский смотрит в ее сторону. Анна Григорьевна спросила его о самочувствии, на что он ответил:

       - Знаешь, Аня, я уже часа три как не сплю и все думаю, и только теперь сознаю ясно, что я сегодня умру.

      


Collapse )

promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

????????????????????????????????????????????????????????????

Оригинал взят у roman_bubnov в ????????????????????????????????????????????????????????????
Стенограмма встречи председателя Правительства РФ В.В. Путина со Святейшим Патриархом Кириллом и лидерами традиционных религиозных общин России / Статьи / Патриархия.ru

"Я думаю, что очень важно понять, что выход из этих тяжелых 1990-х годов был, конечно, совершенно особой страницей в многовековой истории нашего Отечества.
Я совершенно открыто должен сказать как Патриарх, который призван говорить правду, не обращая внимания ни на политическую конъюнктуру, ни на пропагандистские акценты, о том, что огромную роль в исправлении этой кривизны нашей истории сыграли лично Вы, Владимир Владимирович."
"У нас чаще всего самые пронзительные голоса и самый большой крик раздаются со стороны тех, кто не представляет большинства. И на них власть реагирует с некоторым испугом — есть такая реакция. Но ведь это не большинство. А большинство, я вас уверяю, это те, которые сегодня соглашаются с тем, что я говорю. И вы знаете, это не просто самонадеянное заявление: оно основано на тщательнейшем изучении общественных настроений, которые Церковь проводит своими средствами и способами"
.

Первый министр. Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна. Я ведь стоял тут все время, видел, как вы, откровенно говоря, просыпаетесь, слышал, как вы, грубо говоря, смеетесь, и так далее. Позвольте вам сказать
прямо, ваше величество...
Король. Говори. Ты знаешь, что я на тебя никогда не сержусь.
Первый министр. Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!
Король (он очень доволен). Ну-ну. Зачем, зачем.
Первый министр. Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю - простите мне мою разнузданность - вы великан! Светило!
Король. Ах какой ты! Ах, ах!

(С) Евгений Шварц. Голый король.

взято у mikha_el

Сама жизнь давно вопиет о живом, понятном для всех языке в богослужении

К слову говоря - а ведь этот 2012 год, можно сказать, знаменательный: 100 лет назад в Самарских епархиальных ведомостях была опубликована статья свящ. Николая Пономарева о совершаемом им богослужении на русском языке и получении на то благословения правящего архиерея. Примечательно это еще и тем, что происходило все это до Собора 1917-1918 гг., который вынес свое решение по этому поводу, фактически узаконив именно такой путь: по просьбе прихода и с благословения правящего архиерея.

        Священник Николай Пономарев
        О церковно-богослужебном языке

Каждому иерею с живой душой с первых дней поступления в приход приходится замечать, что церковнославянский язык своей непонятностью народным массам мертвит богослужение, ведет к рассеянности и образованию у некоторых своих молитв, состоящих из набора слов, но понятных для богомольца, кои и шепчутся последними, независимо от совершаемого богослужения. Желая избежать подобных дефектов и достигнуть того, чтобы прихожане «едиными устами и единым сердцем» славили Бога, я рискнул на всенощном богослужении завести чтение на русском языке: псалма 33-го – «Благословлю Господа на всякое время», шестопсалмия, кафизм, канона, первого часа и Апостола на Литургии. Делал сначала так: одну всенощную псалмодией читали на русском языке девочки церковно-приходской школы, другую – по-церковнославянски – ученики земской школы. Прислушался, что говорят прихожане. Заговорили так: «Как девочки хорошо, внятно и понятно читают, сразу видно, что в церковной школе учат хорошо, а у земских учеников ничего не поймешь, зачем их батюшка заставляет и читать». Оказалось, народ не понял того, что девочки читают по-русски, оттого все им внятно и понятно, а мальчики – по-церковнославянски, оттого им и невразумительно. Когда я объяснил им причину разности чтения, крестьяне крайне удивились и заявили: «Чего же ранее-то нам не читали по-русски, а держали в темноте?» Ни волнений, ни одного голоса в защиту церковнославянского языка. Отсюда – пугание новым расколом – излишние рассуждения.

Collapse )

Пора, пора серьезно подумать о назревшей нужде – замене церковнославянского богослужебного языка – русским. Сама жизнь, потребность в религиозной осмысленности, необходимость сознательного в молитве общения с Богом – все это давно вопиет о живом, понятном для всех языке в богослужении. Я только при наличности русского языка в богослужении увидел, что наше православное богослужение есть самая лучшая проповедь о всем деле нашего спасения. Оно одно способно и умудрить, и наставить человека на пути к царствию Божию. В эту великую сокровищницу все великие и святые мужи вкладывали все то, что «к животу и благочестию», и затемнять это, предлагать в неясном и непонятном виде есть большая и вредная ошибка.

Самарские епархиальные ведомости. 1912. № 23. С. 692-696.

Все обособляются, уединяются, всякому хочется выдумать свое собственное, новое и неслыханное

Сегодня я уже вспоминал о Достоевском в связи с годовщиной его смерти. Обратимся еще к "Дневнику писателя":

Право, мне всё кажется, что у нас наступила какая-то эпоха всеобщего "обособления". Все обособляются, уединяются, всякому хочется выдумать что-нибудь свое собственное, новое и неслыханное. Всякий откладывает всё, что прежде было общего в мыслях и чувствах, и начинает с своих собственных мыслей и чувств. Всякому хочется начать с начала. Разрывают прежние связи без сожаления, и каждый действует сам по себе и тем только и утешается. Если не действует, то хотел бы действовать. Положим, ужасно многие ничего не начинают и никогда не начнут, но всё же они оторвались, стоят в сторонке, глядят на оторванное место и, сложив руки, чего-то ждут. У нас все чего-то ждут. Между тем ни в чем почти нет нравственного соглашения; всё разбилось и разбивается и даже не на кучки, а уж на единицы. И главное, иногда даже с самым легким и довольным видом. 

Collapse )

Прибавлю, однако, что если все теперь "сами от себя и сами по себе", то не без связи же, однако, и с предыдущим. Напротив, связь эта должна существовать непременно, хотя бы и всё казалось разрозненным и друг друга не понимающим, и проследить эту связь всего бы любопытнее. Одним словом, хоть и старо сравнение, но наше русское интеллигентное общество всего более напоминает собою тот древний пучок прутьев, который только и крепок, пока прутья связаны вместе, но чуть лишь расторгнута связь, то весь пучок разлетится на множество слабых былинок, которые разнесет первый ветер. Так вот этот-то пук у нас теперь и рассыпался. Что ж, неужели не правда, что правительство наше, за всё время двадцатилетних реформ своих, не нашло у нас всей поддержки интеллигентных сил наших? Напротив, не ушла ли огромная часть молодых, свежих и драгоценных сил в какую-то странную сторону, в обособление с глумлением и угрозой, и именно опять-таки из-за того, чтоб вместо первых девяти шагов ступить прямо десятый, забывая притом, что десятый-то шаг, без предшествовавших девяти, уж во всяком случае обратится в фантазию, даже если б он и значил что-нибудь сам по себе. Всего обиднее, что понимает что-нибудь в этом десятом шаге, может быть, всего только один из тысячи отщепенцев, а остальные слышали, как в колокола звонят. В результате пусто: курица болтуна снесла. Видали ль вы в знойное лето лесной пожар? Как жалко смотреть и какая тоска! сколько напрасно гибнет ценного материала, сколько сил, огня и тепла уходит даром, бесследно и бесполезно.

Дневник писателя, 1876 г.