November 30th, 2011

313 лет назад 30 ноября 1698 г. Петром I учрежден Орден Андрея Первозванного


313 лет назад 30 ноября 1698 г. Петром I учреждена первая (и высшая) награда России – императорский Орден Святого апостола Андрея Первозванного, который являлся высшей государственной наградой России до 1917 года. Петр I почитал Святого Апостола как своего покровителя и покровителя державы Российской. 

Collapse )
Есть и такой любопытный момент, связанный с этим орденом. В 1797 году Павел I законодательно закрепил обычай, по которому каждый родившийся великий князь становился кавалером ордена Андрея Первозванного, а великая княжна получала орден Святой Екатерины. После крещения новорожденного ребенка "перепоясывали" синей андреевской или алой екатерининской лентой соответственно. Аристократия, а затем купечество и мещане стали подражать августейшим особам, наделяя своих новорождённых лентами императорских цветов, хотя и без орденов, конечно. Как эта традиция выглядит сегодня - все видели ))
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…

Литературная среда

Сегодня как-то разом вспоминаются совсем непохожие писатели. Но этот день их свел вместе: три дня рождения и один - смерти. Итак:

Джонатан Свифт (30 ноября 1667 —19 октября 1745)

Интересно, что именно Свифт в «Путешествиях Гулливера» придумал слова «лилипут» и yahoo. Здесь же автор упомянул спутники Марса, которые были на самом деле открыты лишь век спустя. 

Collapse )
Марк Твен (30 ноября 1835 —21 апреля 1910)

Collapse )
Виктор Драгунский (30 ноября 1913 —6 мая 1972)
 
Collapse )
Оскар Уайльд (16 октября 1854 —30 ноября 1900)

Collapse )
"Лучше молчать и показаться дураком, чем заговорить и развеять все сомнения". Марк Твен

Кое-что о Типиконе

Спасибо anchoretКое-что о Типиконе
Один иеродиакон заметил, что почему-то недоуменные вопросы из богослужебной практики, которые когда-то казались для священнослужитей очень важными, у современного нам служителя алтаря вызывают усмешку. Как несложно понять, вовсе не потому, что эти вопросы сейчас стали неактуальными - нет, общий строй богослужения в общих же чертах весьма мало изменился.

Есть один момент, который нельзя не учитывать при рассмотрении этого вопроса: на Руси издревле существовала проблема с отделением мух от котлет. Наши благочестивые предки в основном не отделяли внешнюю обрядовую сторону от внутреннего содержания вероучения, и считали первую едва ли не важнейшей составляющей своего исповедания. Такое отношение было обусловлено их предельно низкой степенью образованности (или хотя бы информированности) и крайне узким кругозором. Те авторитеты, что давали ответы на недоуменныя вопрошания (составители богослужебных руководств и сборников вопросо-ответов), либо недалеко ушли от тех, кому они отвечали, либо со вздохом были вынуждены опираться в своих ответах на какую-то аргументацию, ссылаясь, опять же, на какие-то письменные источники, как это принято у людей образованных, тем более, что доверие к слову писаному гораздо выше, да и само христианство есть "религия Книги", просто для определенной части наших единоверцев этой книгой вместо Библии стал Типикон. Говорю "со вздохом", потому что как бы ни хотелось им сказать, что "да забейте вы, ребята, лучше делом займитесь", любой ответ подобного рода встретил бы самое яростное возмущение собратий и навлёк бы на автора, чего доброго, даже обвинения в богоотступничестве. Отступление от параграфа опосредованно грозило и попранием государственных основ, так что и недрёманное государево око бдило за соблюдением благочиния, единообразия и рабского следования предписаниям, существенная часть которых уже и тогда была лишена какого-либо смысла.
Изредка у кого-то из "авторитетов" проскальзывают слова, вроде как, кажется, у п.Иоасафа II (уже следующего патриарха после Никона), что де "всё равно, по каким книгам служить - старым или новым", но эти редкие здравые мысли всегда тонули в общем потоке обрядоверия и поклонения букве Устава. В настоящее же время бы переживаем уникальный период церковной истории, когда и образовательный, и, как сильно хочется надеяться, культурный, интеллектуальный и нравственный уровни нового поколения священнослужителей должны бы наконец избавить их от "страха, идеже не бе страх".
Конечно, понятен страх недавних священнослужителей (или, в более широком плане, вообще неофитов) что-то сделать по незнанию не так и тем тяжко согрешить, но это, на мой взгляд, лишь свидетельство того, что они не понимают сути своей веры. Конечно, Устав церковный нужно знать, но только для того, чтобы его забыть к общему благу уверенно пользоваться им и твердо понимать, от чего в нем можно, а порой и нужно отказаться или что чем заменить. Я бы назвал это "преодолением Типикона", т.е. блаженным состоянием, когда на замечание какого-то алтарника, вчера открывшего для себя эту книгу, что что-то, видите ли, происходит не в соответствии с видением средневековых иноков южной обители, можно безмятежно ответить: "и чё?" и бесконечно мудро улыбнуться.