Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Categories:

«Бога ударили по тонкой жиле, По руке или даже по глазу – по мне»



Очень любопытная статья Бориса Колымагина "Христос стал каждым из нас". Несколько слов о религиозной поэзии андеграунда в СССР. Автор дает обзор религиозной поэзии андеграунда 1960–1980 годов. Вот несколько фрагментов из статьи.

Звон церквей затонувших

Возможно, самой больной и в то же время самой очевидной темой была проблема церковных развалин. Согласно самой общей статистике, из церковных зданий, которых в 1917 году было около 70 тыс., оказалось разрушено две трети, среди них уникальные памятники архитектуры. Заброшенные церкви стояли перед глазами и верующих, и неверующих. И требовали от человека внутреннего ответа: как он относится к культурному коду России? Что делать с ветхим строением – снести и построить город-сад или?.. Это был вопрос совести.

Именно так трактует его Юрий Кублановский, когда вспоминает церковь в селе Спас под Рыбинском: «В детстве мы еще проникали в крипту – там в сундуках хранились недотлевшие облачения, книги, почему-то подшивки «Нивы». В храме на алтарной преграде уцелела позолоченная резьба. Шелушащиеся мутные фрески на высоких столпах, птичий затвердевший помет повсюду, какие-то мешки и известка... В детстве моем храм еще смотрелся как белый, в 1981 году – как кирпично-бурый, руинно-обглоданный. Бузина, репейники, лопухи, крапива окрест стали непроходимы. Кладбищенские кресты повалились, плиты заросли, надписи на них стерлись под лишаями. Кажется, прибавилось воронья – черные хлопья кричат слитно и оглушительно. А вдали – Волга, и на другом берегу – тоже руина: виднеются колокольня и дом – бывшее имение Красное (название, очевидно, от густо-розоватой глины обрыва)... Сколько уже годин/ Ты здесь совсем один,/ Нерукотворный Боже!»

У Юрия Кублановского церковные руины постоянно возникают в миноре. Минор связан с судьбами русской культуры. Например, он пишет об Оптиной пустыни: «Я приехал в октябрьскую мглу/ посидеть наподобие калеки/ у руин и никак не могу/ приподнять задубевшие веки».
...
Во времена хрущевских гонений на религию, в 1960 году, Миркина написала стихотворение «Бог кричал», в котором говорится об особом присутствии Его в мире. Он – не солидный Господь для солидных господ. И не проекция человеческих отношений. Миркина говорит, что Он «явный, как вал, как гром, –/ Вечно стучащее сердце мира,/ То, что живет – во всем». И в силу того, что Он жив, зло бьет по Нему, как и по всем людям. Более того, удары по человеку оказываются и ударами по Богу: «Бога ударили по тонкой жиле,/ По руке или даже по глазу –/ по мне».

Антропологический поворот можно проиллюстрировать поразительной строчкой Игоря Бурихина: «И Божий страх есть страх за человека». Именно так: антропология рассматривается андеграундом в контексте Божественного присутствия или богооставленности, о которой немало пишет Сергей Стратановский.

Полный текст статьи
Tags: вера, культура, поэзия
Subscribe

promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments