Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

"Напёрсточники" и образный строй византийской поэзии

О семинаре в РХГА (СПб), посвященном библейским и богослужебным переводам, я уже писал. Не обошло его стороной и Кредо.вру. Поэтому особенно интересно услышать живой голос присутствовавшего на семинаре человека, не филолога и переводчика, а простого верующего. 

Оригинал взят в portal_besedka в "Напёрсточники" и образный строй византийской поэзии
"Напёрсточники" и образный строй византийской поэзии

В ноябре этого года я был в Петербурге и участвовал в семинаре по проблемам переводов библейских и богослужебных текстов, проходившем в Русской христианской гуманитарной академии (РХГА) Санкт-Петербурга. Атмосфера на семинаре была очень хорошая, спокойная, и всё обсуждалось в очень мирном тоне. Конечно, были и те, кто считает переводы делом академическим, касающимся только учёных, и те, кто привык обходиться в храме без русского языка, даже честно признавая, что церковнославянский не понимают. Много было выступлений из зала, но без всякой нервозности и конфронтации. Приехав в Москву, я прочёл на "Портале-Credo.Ru" репортаж Владимира Максимова "Георгий Кочетков как зеркало церковной революции" с Петербуржского семинара и чрезвычайно удивился.
Странный текст, противоречащий сам себе. В самом начале главный участник семинара величается как «известный миссионер и катехизатор священник Георгий Кочетков», а в конце в его сторону обращается вопрос: «Не скажет ли тем, кто так печется о нем: "Заботы и цели ваши земные, и что вам делать в Церкви?" Странное название репортажа, в котором сразу звучит ложь. Я отлично помню, что говорил молодой человек из зала: «Образный строй византийской поэзии, которой насыщено наше богослужение, плохо понятен современному человеку», – и дальше прозвучал от него вопрос, – «Как с этим быть?» Но никаких призывов не звучало. Никто не митинговал и не произносил радикальных призывов. Не было ничего, что оправдывало бы эпитет «церковная революция».
 
Прочитав текст Владимира Максимова до конца, почувствовал себя так же, как когда-то много лет назад, когда я попал в руки к «напёрсточникам» у Рижского вокзала. Эти махинаторы, с ювелирной точностью совершая свои манипуляции, гоняли шарик из-под одного напёрстка под другой. Вот смотрите: шарик здесь, а теперь он там, теперь под третьим напёрстком – вы сами всё видите, сами всё понимаете, сами скажите верный ответ. Я и тогда, и теперь, читая текст репортажа, испытывал одни и те же эмоции: я точно вижу, что передо мной совершают действия, цель которых, ловко манипулируя объектом моего внимания,добиться заранее намеченной манипулятором задачи. И я, как и тогда, чувствую, как впадаю в столбняк, и одновременно, сначала смутно, а потом явственно, сознаю, что у меня на глазах совершается подлог, подмена с заранее намеченным результатом. К концу чтения репортажа я уже не узнаю описываемого события, на котором я лично присутствовал до самого конца.
Репортаж начинается очень мило и прилично, почти одобрительно по отношению к профессору Георгию Кочеткову,но со слов о Патриархе Кирилле почему-то текст разворачивается окончательно в явно негативный и саркастический. Парировать очень сложно, хотя я сам присутствовал там и чётко различаю, где Максимов подтасовывает слова участников, перефразируя их, приписывая им иное значение, вырвав из контекста разговора. Интересно, что Максимов не уделяет сколько-нибудь серьёзного внимания смыслу и содержанию выступления другого известного профессора-библеиста из СПбГУ Анатолия Алексеева. По существу всего несколько строк. Намного важнее для него то, что сказала «невесть как оказавшаяся в "ученой" аудитории простая русская женщина Галина лет 60-ти, которую часто можно встретить на петербургских крестных ходах».
Всё по точной схеме манипуляции человеческим сознанием. Зачем вдруг упоминать в самом начале пассажа о том, что Галину «часто можно встретить на петербургских крестных ходах»? Какое это имеет отношение к теме семинара? Никакого. Но в качестве символа, сразу обозначающего её гласом народа (настоящей православной), подходит идеально. Гениальный ход. И главное, не поспоришь. Дальше автор очень сжато упаковывает в ту же фразу ещё два символа, на которые автоматом срабатывает человеческое сознание. «Невесть как оказавшаяся» – форма отделения, отчуждения её от всех присутствовавших на семинаре и, с другой стороны,форма противопоставления всех собравшихся представленному в её лице церковному народу. «Послушав умные речи» – форма, обесценивающая, девальвирующая, ставящая под сомнение всё происходящее на семинаре. Технологически автор действует верно. И дальше он уверенно развивает свой метод. Как только он называет её «психологическим типом», он тут же обозначает её мнение как органическую, природную сущность целого очень многочисленного церковного слоя, а не как её личное мнение. Таким образом, очень хорошо подготовив сознание читателя, он переходит к главной своей цели. Он смело заявляет её «апологетом консервации церковнославянского языка». Я сидел на боковом ряду рядом с президиумом и хорошо видел, что Галина сидела на первом ряду и прошла туда через весь зал, несколько опоздав к началу. Я сразу подумал о том, что ей явно очень важно всё точно слышать самой. Прежде чем что-либо сказать, она долго внимательно слушала. Когда она попросила слова и говорила о церковнославянском языке, она не утверждала что-либо, не выступала апологетом его неприкосновенного использования в богослужении. Она явно хотела разобраться в сути вопроса, а не апологетически отстаивать какую-либо идеологию. Галина очень искренне и без всякого второго дна сказала о себе: "Я не понимаю церковнославянский язык, он такой красивый, божественный, ему надо поклоняться, как Богу". По существу Галина произнесла формулу ереси идолопоклонства. Разве должно чему-нибудь поклоняться как Богу? Поклоняться красивому языку и обожествлять его – разве это не идолопоклонство? Но я, конечно, ни на секунду не заподозрил её в ереси. Она так выражала свою любовь ко всему, что в её душе связано с церковью. Разве у многих из нас нет своих фантазий, связанных с историей христианства на Руси? Апологетом неприкасаемости и неизменности применения только церковнославянского языка в богослужении являются совсем другие люди– не она, а те, кто убеждает простой народ в его божественности. Но я точно теперь знаю, что тому, кто соблазнит одного из малых сих и отвратит его от духа и смысла, убедив в том, что ему не надо ничего понимать, а только чувствовать, лучше было бы камень на шею и в воду броситься.
Анализировать текст Максимова дальше просто невозможно. Где там тот шарик, под каким напёрстком, куда дел виртуоз предмет нашего внимания,отследить невозможно. Следует только завороженно следить за мастерски рисуемыми картинами жизни Галины и отвлечёнными, но очень красивыми словесными пассажами автора. Вот только в конце с удивлением хочется у него спросить: а в Финляндии точно народ ушёл из храмов по причине переводов богослужения на финский язык? А у нас, чтобы пустые храмы наполнились верующими, какой надо язык употреблять для богослужения? Может быть, греческий, использовавшийся до церковнославянского? Ну а уж последняя фраза – «Не скажет ли тем, кто так печется о нем: "Заботы и цели ваши земные, и что вам делать в Церкви?" – к кому обращена? К свт. Филарету Московскому, приложившему много сил для перевода Библии на русский язык, к Сергею Аверинцеву или, может, к Патриарху Кириллу, который, как написал автор, «очевидно, ей (идее переводов) сочувствует»? Какая забота двигала автором, когда он писал этот текст, и что он делает в Церкви? Конечно, Владимир Максимов не придёт на литургию в Новодевичий монастырь в Москве,чтобы увидеть своими глазами полный храм, где служит о. Георгий Кочетков. Конечно, он не посетит Свято-Филаретовский православно-христианский институт в Москве, созданный о.Георгием. А то, не дай Бог, придётся действительно подумать не о «заботах и целях земных», а о том, что теперь надо «делать в Церкви».

Максим Ш.


Tags: СФИ, богослужебные переводы, переводы, перепост, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment