Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Проповедническое и миссионерское служение Святителя Николая (Касаткина) в Японии в к. XX в.

Конечно, хотелось бы найти время прочитать "Дневники" свт. Николая. Но пока до этого руки не доходят, благодаря ruponia можно хотя бы немного больше познакомиться с его деятельностью: Проповедническое и миссионерское служение Святителя Николая (Касаткина) в Японии в к. XX в.

Проповедническое и миссионерское служение Святителя Николая (Касаткина) в Японии в последней четверти 19 века.

Начиная с 1880 года миссия издает полумесячный журнал «Сэйке Симко» («Православный Вестник»), в котором публиковались эти статьи по вопросам христианского мировоззрения и обзоры жизни японской церкви и всего христианского мира. В 1893 году появился научно-философский журнал «Синкай» («Духовное Море») апологетического содержания. Женское училище приступило к изданию ежемесячного журнала «Уранисики» («Изнанка парчи»), публиковавшего художественные произведения, статьи общего содержания на духовно-нравственные темы и т.д. Помимо журналов, издательский отдел миссии занимался изданием переводных книг и брошюр, а также богослужебной литературы. При этом епископ Николай считал своим долгом просматривать все рукописи, предназначенные для печати. Составленным им еще в первые годы жизни в Японии русско-японским словарем пользовались не только в школах миссии. К его помощи прибегал и такой видный переводчик русской литературы, как Фтабатэй Симэй (1864-1909).

Владыка не щадил себя. Он всегда вставал в 5 часов. В шесть к нему яв¬лялся с докладом секретарь. В 7 часов начиналась общая утренняя молитва для учеников катехизаторской и певческой школ. С семи до двенадцати епископ Николай читал лекции по богословским предметам в семинарии и катехизаторской школе. С первого до половины пятого часа пополудни он занимался административными делами, как церковными, так и миссионерскими. Епископ диктовал секретарю ответы на поступившую корреспонденцию, давал различные указания (каждый катехизатор и каждый священник должны были давать ежемесячный отчет о состоянии дел). Сам он писал ответы очень редко, так как эта чисто механическая работа заняла бы слишком много времени. При этом он прочитывал каждое письмо, обсуждал его с секретарем, диктовал ответ, прочитывал написанное и подписывался под письмом. Помимо прочего, он принимал с докладами глав отделов миссии, редактировал материалы для печати, просматривал японские газеты и журналы. В шесть вечера начинался его «второй рабочий день», всецело посвященный переводу Священного Писания и богослужебных книг.

Очень большое значение епископ Николай уделял посещению Церквей. По городу он обычно ходил пешком. Во время объездов епархии ездил в колясках или верхом. О торжественных и богатых выездах никогда не было и речи. На поездки по Японии у него ежегодно уходило до двух месяцев, при этом в каждой, пусть самой маленькой, в общине он старался провести не менее двух-трех дней. Прием преосвященного Николая начинался богослужением; обычно служил местный священник, а потом святитель в епитрахили и омофоре говорил слово, сидя на табурете. Очевидцы рассказывают, что, говоря, он весь горел и зажигал сердца слушателей. Говорил он просто и понятно для самого простого человека – о начальных словах молитвы Господней, о радости, что у нас есть отец небесный, о молитве за еще не просвещенных христианством братьев.  С нескрываемой радостью встречали епископа Николая все общины. Его посещения были настоящим праздником. «Всех-то он приласкает, всех приголубит, совершит общую молитву, скажет длинную проповедь. Терпеливо выслушает святитель возражения какого-нибудь язычника, пришедшего послушать его проповедь. Иногда в таких случаях получается целый диспут, но все это делается спокойно, без шума. Познакомившись с жизнью той или иной христианской общины, Владыка посещал дома всех христиан, одобряя, утешая и благословляя их».

Особой любовью Владыки Николая пользовалась маленькая община православных Курильцев (айнов, переселенных с Сюмусю) на остров Шикотан. Выезд с острова для этих бывших российских поданных был запрещен. Правительством были приняты меры к распространению среди айонов японского языка и к насаждению у них буддизма. С этой целью на Шикотан прибыл буддийский бонза, в течение нескольких лет проповедовавший буддизм. Отец Николай вначале послал на остров отца Тита Комацу с переводчиком Алексеем Савабе, затем – катехизатора Санто Раку, оставшегося у айнов. Отец Тит Комацу пишет: «Когда я прибыл в Токио с Шикотана, то немедленно же доложил о положении дел епископу. Епископ молча плакал и после некоторого времени сказал мне: «ты их ближайший пастырь и священник и должен осуществлять на деле слова нашего Господа Иисуса, а потому подумай об этом обстоятельно». Японская православная церковь начала сбор пожертвований в пользу шикотанских айнов. С этой поры, между маленькой шикотанской общиной и японской церковью установилось духовное единение, тщательно поддерживавшееся отцом Николаем.

Нередко усердие встречавших его христиан казалось Владыке излишним, особенно, когда встречать епископа за несколько километров выходили вместе с маленькими детьми и немощными стариками. 17 мая 1881 года. «Их то бедных жаль – ведь усердие какое! С ребятишками тащатся далеко-далеко встречать, но любезность эта вместо удовольствия причиняет досаду, потому что мучают их и себя. Ревность не по разуму! Или глупость и малорассудительность катехизаторов! Сколько раз было говорено и толковано, что не нужно вовсе выявление усердия в таких видах, пусть бы усердствовали перед Богом и в благоговении христианском! Не верят, думают – все-таки приятное сделать. Нужно будет на Соборе затвердить ясно и положительно, что вовсе не нужно делать такие вещи; а нужно собираться, в ожидании Епископа, у Церкви или в том месте, где собираются для молитвы, и встречать епископа так, как это делают в России. Нужно будет рассказать им порядок путешествия епископа в Русской Церкви и отношение его при этом к народу, и народа к нему, и твердо поставить на вид, что и здесь должен быть вводим этот, а не другой порядок. Причем сказать, что если даваемая инструкция будет нарушена, то катехизатор будет виноват в непослушании».

Архимандрит Сергий (Страгородский) в своих воспоминаниях о святителе Николае оставил выразительные зарисовки проповеднических трудов апостола Японии. В книге «На Дальнем Востоке» отец Сергий постарался описать типичную поездку Преосвященного Николая по епархии: «Преосвященный Николай вернулся из своего путешествия по церквям, – вернулся, конечно, усталый и разбитый, сильно похудевший, но воодушевленный больше обыкновенного. Трудно это путешествие, но трудность вознаграждается с избытком тем высоким настроением, которое оно доставляет. Это не ревизия подведомственной епархии, не испытание исправности катехизаторов и священников, это все второстепенное, главное – в посещении церквей, в ободрении христиан, в устроении всего, что в каждой церкви требует такого устроения. Это путешествие вполне апостольское и по целям («Утешиться верою общею, вашею и моею», взаимное ободрение) и по способу исполнения. Обычно епископ отправляется, где можно, по железной дороге, где нельзя, на дзиньрикися. Его сопровождает священник прихода. На станции собирается толпа христиан, принимают от сикео (епископ) благословение и потом длинным поездом дзиньрикися отправляются в церковный дом. Там тоже собрались христиане. После первых приветствий, начинается богослужение; или вечерня, если дело идет к вечеру, или обедница, если утром... Иногда христиане к приезду епископа приурочивают публичную проповедь для язычников. Нанимается какая-нибудь общественная говорильня, заранее расклеиваются объявления о приезде известного «Никорай», о проповеди... Собрание открывается речью кого-нибудь из катехизаторов или особенно говорливых христиан, говорят несколько человек, потом говорит священник, и в заключение всего епископ, говорит обычно час, не более: слушатели утомляются. Одет он обычно в рясу и панагию, но без клобука и без... сапог. Речь иногда прерывается визгливым, каким-то зарезанным криком: «сицумон» (возражение). С непривычки, особенно, нервный человек может совсем растеряться от этого сумасшедшего возгласа. Возражение выслушивается, и, если его можно разрешить, не нарушая последовательности речи, оно тут же и разрешается, в противном случае просят возражателя погодить до конца. После речи проповедник обращается к слушателям с вопросом, не имеет ли кто из них что-нибудь сказать против. Иногда завязывается настоящий диспут с криками, насмешками и пр. Иногда «наши сослужители» сговариваются устроить на проповеди скандал. Подговаривают толпу молодежи, преимущественно учеников буддийских школ. Не успеет проповедник начать, поднимаются крики, возражения, его ответы заглушаются. В защиту проповедника выходят христиане, поднимается гвалт невообразимый... Впрочем, с епископом до таких скандалов дело не доходило, его все-таки уважают и противники, да и он с обычным достоинством всегда умеет пристыдить и утишить шумливых. «Тридцать лет я живу в Японии, сказал он однажды в подобном случае, и ни разу не встречал такой грубости. Очень жаль, что добрые старые японские нравы начинают портиться». Наши «сослужители» конфузливо смолкли. Преосвященный Николай остается в каждой церкви день, иногда и больше. За это время обходит дома всех христиан, присутствует на всяких их «симбокуквай» (собраниях), говорит там речи, проповедует. С утра до поздней ночи кипит дело». 

В этой же книге приводится замечательная проповедь святителя перед моряками на японском судне: «Преосвященный присел у стола на стуле и, обратившись ко всем, с час говорил, вкратце излагая основные пункты христианского учения: о Боге едином, таинстве Пресвятой Троицы, о творении мира, о человеке с его бессмертной душой и вечными запросами, о грехопадении и о спасении, уготованном людям во Христе. От этого Христа происходит и учение, нами теперь проповедуемое. Нельзя называть его русским или каким-нибудь, оно Божие, пришедшее свыше и принадлежащее всем людям без различия страны и народа. Поэтому и принимать это учение не унизительно ни для какого национального сознания, как не унизительно перенимать, например, пароходы, железные дороги и прочие полезные для жизни изобретения. Объявляя свое учение единой истиной верой, мы не говорим, что Ваши теперешние верования никуда не годятся. Нет, и в буддизме, и в синтоизме много хорошего, что признаем и мы. Только эти религии не совершенны, они выдуманы самими людьми при незнании истинного Бога. Это – то же, что лампа, придуманная, чтобы освещать жилище человека, когда нет солнце. Лампа – очень полезная и даже необходимая вещь вечером или ночью, но никому и в голову не придет зажигать ее днем. Так и буддизм, и синтоизм хороши только при отсутствии христианства, при незнании истинного Бога, с появлением этого же знания, они должны отступить».

В этой связи хочется привести замечательную запись из дневника Преосвященного Николая, которая позволяет увидеть те качества христианской проповеди, которые святитель считал необходимыми для каждого пастыря и которые он стремился привить японскому духовенству: «В заключение отец Петр Сибаями, священник из Нагоя, протанцевал словом и руками (иначе не могу выразиться) так он живо и манерно вел свою речь и так быстро жестикулировал руками. Слушатели едва ли уловили смысл говоренного им, – слишком уж быстро и безостановочно все лилось. Ему я тоже сделал после замечание, чтобы «говорил проповедь не как внушает ему очень подвижная и живая его натура, а как требует польза слушателей; иначе вотще пропадает его же труд». Проповедь его сегодня была очень содержательна, а из нее едва ли малая крупица запала в понимание слушателей... Мое имя, как проповедника, не стояло сегодня на выставленных на улице крупных объявлениях о проповедях; но жаль мне стало слушателей, – с таким вниманием они битых два часа сидели и слушали или малополезное, или малопонятное для них. Потому, когда кончил отец Сибаями, я стал у стола и тоже произнес проповедь, стараясь как можно быть понятней и полезней слушающим. Еще час просидели они с не развлекаемым вниманием. Я начал словами: «Отец Небесный невидимым прикосновением тронул ваши сердца и пробудил придти сюда». Кончил словами: «Итак, дорожите любовным зовом Отца Небесного; не перестаньте приходить сюда за полным познанием Его Воли и озарением ваших душ Его Благодатью». Между слушателями были богатые купцы, учителя школ и врачи».

В устроении вверенной ему Церкви главным для святителя был принцип Соборности. С 1874 года в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла стали созываться поместные соборы японской церкви, в которых принимали участие главным образом, миряне. Таким образом, архиепископ Николай установил ежегодное проведение Собора Японской Церкви, на который все общины присылали своих представителей. Сначала проходили личные беседы Владыки с церковными служителями и мирянами, затем проводились совещания священников и катехизаторов без участия епископа. На соборы допускались без права голоса все желающие, в том числе и язычники. Голосование на этих соборах всегда было закрытым. Проводилось два собора: большой – с участием мирян, представляющих различные общины, и малый, в котором участвовали только священнослужите¬ли на последнем рассматривались прошения, заявления, вопросы церковного управления и намечались кандидаты в священники. Вот характерная запись в «Дневнике» святителя, сделанные 15мая 1881 года: «Чтобы не забыть записать – что нужно будет внушить на Соборе (катехизаторам на Соборе): 1., Не допускать к крещению без знания наизусть Символа, молитвы Господней и десяти заповедей. Прежде и было это внушаемо, да забыли и правило упало. Вчера в Мидзунума – как посмотрел – крестится молодой человек без малейшего понятия о Символе – наизусть. 2., Приготовляемых к Крещению, кроме того, научить предварительно хорошо делать крест; иные и давние христиане – не умеют креститься. Должны также наставить катехизаторы – как носить крест на шее; многие видны без крестов, которые сняты и повешены в доме на стенке, наставить – как принимать благословение у священника, – не креститься пред благословляющим человеком, сложить руки и прочее. Наставить, как держать икону в доме, не развешивать их в разных местах – по разным стенам одной и той же комнаты. 3., Снабжаться катехизаторам книгами для раздачи даром, если кто не может платить; но вообще всем иметь заботу, чтобы, по крайней мере, краткий катехизис и молитвенник были в каждом доме, – первый же – у каждого ребенка, умеющего читать. При этом внушать родителям, чтобы они заставляли детей учить катехизис. Катехизаторы должны быть озабочены, чтобы дети знали его, и притом разумно. Благочинный при объездах и Епископ, впоследствии будут экзаменовать детей по церквам, и родителям будет стыдно, а катехизаторы будут виновны в небрежении, если дети не будут знать катехизиса. 4., В Церквах везде должны вестись отчеты. Должны быть в Церкви, молитвенном доме или у катехизатора 3 книги: 1., для метрики – о родившихся, браком сочетавшихся и умерших; 2., Приходо-расходная; 3., Памятная книга в Церкви, в которую д. вносить все замечательное, случающееся в Церкви, начиная с ее основания. Копии всех должны быть представляемы в Консисторию к началу 6-го месяца, чтобы время было составить отчет до Собора. Теперь записи по Церквам или ведутся неисправно, или нет их совсем».

Идею соборности Преосвященный Николай старался провести на всех уровнях Церкви. Приход управлялся советом, который собирался каждое воскресенье для обсуждения приходских нужд, а церковные общины регулярно встречались по праздникам на братских трапезах, где каждый мог сказать слово поучения. Вот как описывает подобные собрания в своей книге архимандрит Сергий: «Наши киотские христиане сошлись с разных сторон и концов Японии, и выговор не тот, и положение в обществе не одно и то же. Что может, например, иметь общего какой-нибудь кутейский чиновник с поденщиком на фабрике или с какой-нибудь торговкой пряниками? На симбокуквае же, они сидят рядом, лучше друг друга узнают и привыкают друг к другу. Симбокуквай, действительно, братское собрание, и ведет к укреплению и развитию братской любви между христианами».  Позднее в письме к архимандриту Сергию Владыка постарался ответить ему на вопрос о его принципах, которые положены им в основание управления Японской Церковью: «Много после Преосвященный Николай в письме старался выяснить мне тайну церковного управления. Преосвященный Николай в этом письме ставит вопрос, что значит иметь способность к руководительству, к управлению церковью. «Сердце тут нужно, – способность проникнуться нуждами ближнего или ближних, почувствовать скорби и радости ближних, точно свои, – и в то же время хладнокровное размышление, как устранить скорби и упрочить радости, – и решимость поступить в указываемом сердцем и умом направлении, и твердость и авторитетность сделать поступок правилом для других, и пр. и пр., смотря по обстоятельствам. Я, когда посещаю церковь, как бы мала она не была, на то время делаюсь всецело членом ее, так что для меня в то время других церквей, да и всего мира, как будто не существует (если приходят письма из других церквей мне и в голову не приходит прочитать их среди дел той церкви, а читаю ночью, освободившись от местных дел. Естественно, что все состояние той церкви, со всеми местными нуждами, скорбями и радостями, до малейших частностей, все целиком вольется в душу, – и трудно ли затем обсудить, посоветовать, убедить, настоять? Все это так просто, все само собой льется с языка, из сердца. Только нужно иметь благоразумие, не обращать все в брызги, исчезающие бесследно, систематичность и постоянство нужны, нужно не забывать, где и кому что сказано, что постановлено, и наблюсти, чтобы было исполнено. Для этого я веду по церквам записи, и притом разные: о церквах, о катехизаторах, о молитвенных домах, о сказанных проповедях и наставлениях, аккуратно записывая все в четыре тетрадки в каждой церкви».  Но даже эти скорби не могли поколебать искреннюю любовь и нежность святителя к жителям Японии. «Уста мои отверсты к вам, японцы, уже несколько десятков лет, сердце мое расширено, вам не тесно в нем».  Когда к святителю приходили с жалобами на нехватку катехизаторов и священников, он указывал им «дорогу самую древнюю и первоначальную в христианстве. Как поступали Апостолы? Расставляли ли они по всем Церквам катехизаторов? Нет. Они в местных Церквах выбирали людей для служения Церкви, им поручали дело церковное. Следуйте этому примеру».

С любовью относясь к искреннему благочестию простых японцев, Преосвященный Николай был непримирим к «теплохладности» иных катехизаторов, среди которых бывали случаи нерадения к своим обязанностям, злоупотребления общинными деньгами. В одной из дневниковых записей пастырь анализирует причины охлаждения веры среди христиан одного из японских городов: «Фурукава – торговый город – самый большой по дороге из Седая до Мориока; домов в нем 926, крещеных здесь 63 человека, но приходит на молитву не больше 12 – 13 человек. Прочие охладели (за исключением не принадлежащих к Фурукава, хотя и крещенных здесь; таких, кажется 9 человек). Причины охлаждения следующие: 1., При прежних здесь катехизаторах: Нумабе, Додо, Ямамура некоторые крещены недостаточно знавшие учение. 2., Между христианами был большой позор (блуд, доведший до суда), давший язычникам повод хулить их, и им самим смутиться; иные из них и кроме того дурного поведения. 3., Развращенность нравов города и вместе сильная привязанность жителей к идолам, – вследствие чего на христианство здесь постоянно гонение – не прекращающееся и поныне; а если бы христиане здешние не были хозяевами домов, то им и жить было бы невозможно, ибо язычники с ними и дело не хотят иметь».  А 22 мая 1881 года святитель делает в «Дневнике» обобщающую запись: «Вообще – церковь вяла, – что совершенно определяется характером здешнего катехизатора».

 


Tags: катехизация, перепост, церковь
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments