Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Меня разбирают, как в школьном сочинении...

Интервью Сергея Смирнова со священником Георгием Кочетковым по итогам полемики на сайте Богослов.ру, 21 февраля 2013 г. Часть 1


Рафаэль Санти. «Диспут», 1508 г.

В феврале 2013 г. на сайте Богослов.ру было опубликовано несколько материалов, представленных как богословская дискуссия вокруг богословских взглядов, катехизической и пастырской практики священника Георгия Кочеткова. К сожалению, взгляды о. Георгия обсуждались заочно, то есть самого о. Георгия к участию в этой дискуссии не пригласили. Обсуждению на сайте Богослов.ру предшествовал ряд публикаций в других Интернет-СМИ, связанных с ситуацией вокруг прихода с. Заостровье под Архангельском, где также, в основном в негативном ключе, говорилось как о Преображенском братстве, духовным попечителем которого является о. Георгий, так и о самом о. Георгии, его взглядах и деятельности. По прошествии некоторого времени, когда дискуссия в комментариях к опубликованным статьям постепенно сходила на нет, Сергей Смирнов, еще с начала 90-х годов неоднократно беседовавший с о. Георгием в наиболее острых ситуациях, взял у него развернутое интервью с целью обсудить с ним те вопросы, которые прямо или косвенно задавали его оппоненты. Теперь же, когда прошло еще четыре месяца, когда страсти несколько улеглись и о важных вопросах духовной и церковной жизни можно попытаться говорить в более конструктивном и менее эмоциональном ключе, мы публикуем это интервью на нашем портале.

Часть 1
О нашей любви, гордыне и смирении


Сергей Смирнов: Если позволите, я начну немного издалека. За последние пару месяцев в Интернет-СМИ неожиданно появилось много негативных материалов, посвященных нам и нашей жизни. Наверное, за последние десять лет их не было столько, сколько в эти два месяца. Например, в Архангельске были высказаны довольно странные претензии. Я уж не говорю о прямой неправде вроде того, что на приходе о. Иоанна Привалова причащают только тех, кто прошел катехизацию, тогда как там причащают всех, кто готов к причастию, и всех усиленно призывают готовиться и причащаться. Как это можно, с позволения сказать, перепутать, не вполне понятно. Но это ладно, меня даже больше удивили обвинения в гордости и упреки в том, что у нас мало любви. Что Вы можете сказать в свое оправдание?

Свящ. Георгий Кочетков: Я могу только согласиться с тем, что в недавней полемике проявилось очень много гордости и очень мало любви. С этим я согласен. Тут трудно, как говорится, распределять роли — кто что сказал и сделал, — но меня очень огорчило, что эта полемика в очередной раз выявила давно известную духовную болезнь. Люди часто как бы самодостаточны: слушают только себя и ссылаются только на себя, не интересуясь, собственно, пониманием другого человека. Потому что для этого нужна любовь, для этого нужно превзойти самого себя, а это оказывается для многих задачей непосильной. Может быть, это самое печальное из всего того, что я видел, читая те бесчисленные тексты, которые публиковались в Интернете в рамках этой, с позволения сказать, дискуссии. Наши оппоненты — практически все — просто виртуозно показывали себя в этом качестве. Я даже не понимаю: это общий стиль или, может быть, они считают, что так положено? Что надо куда-то подальше спрятать дары любви, да часто еще и разума и в первую очередь показывать самого себя? Это такой само-пиар? Ведь в той или иной степени этим не брезгует практически никто. Конечно, чем одиознее текст, тем он больше пропитан, можно даже сказать, воспитан этой болезнью. Именно это меня как-то больше всего неприятно удивило.

Пожалуй, к этому я добавил бы еще одну особенность: безличностность, удивительную безличностность этой полемики. Гордость ведь не личностное качество. Гордость питается индивидуализмом и питает индивидуализм человека — его самозамкнутость, самонадеянность, самолюбие, честолюбие и т. д. И именно личностного начала в этих высказываниях почти не было — говорили ли об о. Иоанне и Заостровском приходе, или о братствах и братчиках, или о нашей истории… Очень много говорили обо мне, но никто почему-то ко мне напрямую не обращался. Как будто меня не существует, или как будто говорят о покойнике, о мифологическом персонаже или литературном герое. Меня разбирают, как в школьном сочинении, по косточкам. Помните, писали раньше такие сочинения на тему «Лишний человек в России». Только не в первой половине XIX века, как у Лермонтова, а в конце XX – начале XXI века. И это, может быть, тоже стало для меня поводом для размышлений.

Сергей Смирнов: Вы отвечаете немножко в стиле «сам дурак». Вас обвиняют в гордыне и в том, что у Вас и во всем нашем братстве мало любви. Говорят, что мы ко всем относимся свысока и снисходительно, а Вы в ответ: сами такие.

Свящ. Георгий Кочетков: Но ведь это же традиционно. Многие святые отцы писали о том, что чаще всего именно носители духа гордыни любят смирять других. Именно люди, у которых не было любви, в первую очередь были не готовы принимать и понимать другого человека, пусть даже с его недостатками и со всем добрым и злым, что в нем есть. Это я не от себя говорю, об этом можно прочитать у разных святых отцов, прежде всего отцов-аскетов, таких как Исаак Сирин, например. Мне последнее время как раз пришлось читать многочисленные труды по православной аскетике, и я невольно всё время натыкался на высказывания святых отцов, которые обличали наше время и нашу ситуацию. Я не хочу никого обвинять персонально, я никого не выделяю — ни себя, ни других. Просто меня очень опечалило то, что никому в голову не пришло обратиться ко мне, особенно из тех, кто говорит и пишет обо мне постоянно. И это не то чтобы сознательно, это какой-то рок, какая-то злая судьба, которая в наше время играет такую злую шутку со многими церковными людьми.

Сергей Смирнов: Мне-то самому эти вопросы показались либо подлыми, либо, как ни странно, смешными. Потому что на них совершенно ничего нельзя ответить. Ведь если мне всерьез, а не для того, чтобы меня подловить, скажут, что у меня не хватает любви, я с этим соглашусь совершенно. Ну да, не хватает… А у кого хватает? Смешно упрекать человека в том, что в нем есть какая-то неполнота.

Свящ. Георгий Кочетков: Да просто невозможно. Нельзя любить по требованию, но и нельзя любовь к себе выдвигать как претензию. Так же как нельзя смирять другого, чтобы у него не было гордыни, а появилось смирение. Когда человек смиряет другого, он лишь показывает свою собственную гордыню. Это духовный закон, и из него нет исключений. Вот о чем мы забыли в наше время.

«Откажитесь от церкви ради церкви»

Сергей Смирнов: Ну хорошо, давайте теперь посмотрим на те упреки, которые сыплются сейчас в наш адрес. Если сравнить их с тем, что было раньше, в начале и в конце 90-х и в начале 2000-х, мне кажется, есть некоторая разница. Потому что в начале 90-х упреки в основном касались использования русского языка в богослужении, в конце 90-х – начале 2000-х акцент ставился на вопросах догматики, а теперь вот — на вопросах, связанных с общинами, братствами, с обвинениями в сектантстве и т. п. То есть прослеживается некоторая динамика. Вы согласны с этим?

Свящ. Георгий Кочетков: И да, и нет. С одной стороны, акценты, конечно, меняются. Но с другой, на мой взгляд, наших критиков на самом деле никогда особенно не интересовало ни то, ни другое, ни третье. Мне кажется, не такие уж они противники русского языка в богослужении, не такие уж знатоки догматики или экклезиологии, совсем, надо сказать, не знатоки. Достаточно посмотреть хотя бы известный сборник «Суд им давно готов», чтобы убедиться в последнем. Да и все попытки как-то догматизировать наши расхождения, предъявить нам догматические претензии, очень уязвимы для критики. Взять хотя бы последнюю статью дьякона Владимира Василика. Я как раз сегодня читал комментарий Алексея Дунаева, написанный в ответ на эту статью, и в общем-то я с ним абсолютно согласен. По существу он говорит: «Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Признаться, я вообще отметил, что у Алексея Дунаева очень здравые, да и просто компетентные суждения. Я не имею чести быть знакомым с ним лично, но мне понравился ход его мысли. Я мало знаю, что он пишет по патрологии (что-то читал, но очень немного), но сейчас его тексты очень выгодно отличались от мнений, высказываемых нашими оппонентами, по своей трезвенности, да и просто по своим знаниям, компетентности, по своей внутренней сбалансированности и православной традиционности. Очень выгодно отличались!

Продолжение интервью
Tags: свящ. Георгий Кочетков, сказано
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments