Кирилл Мозгов (mka) wrote,
Кирилл Мозгов
mka

Ольга Берггольц (16 мая 1910 — 13 ноября 1975)


Ольга Федоровна Берггольц

Про Берггольц говорили: "голос блокадного Ленинграда", "ленинградская мадонна". Женщина потрясающего мужества, голос которой, доносившийся из черных тарелок-репродукторов ленинградского радио и читавший стихи удивительной силы, поддерживал ленинградцев все долгие годы блокады. Даже то, что в 1937 году по ложному доносу ее репрессировали, а в 1939-м - отпустили, не озлобило ее, не настроило против властей. Широты ее души хватало на всех ленинградцев.
"Никто не забыт и ничто не забыто" – эта фраза, известная сегодня каждому, принадлежит Ольге Берггольц.

Ольга Федоровна Берггольц – женщина с поистине трагической судьбой. Она родилась в Петербурге (3) 16 мая 1910 года в семье врача. Отец очень ценил стихи своей маленькой дочери и содействовал их публикации в заводской стенгазете.

С 1925 года Ольга Берггольц состояла в литературной молодёжной группе «Смена», где и познакомилась со своим будущим мужем – Б.П. Корниловым. С 1926 года поэтесса училась на Высших государственных курсах искусствоведения при Институте истории искусств, а в 1930 году выпускница Ленинградского университета филологического факультета уезжает в Казахстан, где работает в местной газете «Советская степь». После развода с мужем и нового брака она вновь возвращается в Петербург, где сотрудничает с газетами «Электросила», «Литературный Ленинград».

Большое несчастье в семье – смерть двух дочерей поэтессы, заключение в тюрьму по ложному обвинению и смерть мужа Николая Молчанова – породило новый всплеск литературной деятельности. Выходят её новые книги: очерки «Годы штурма», сборник «Стихотворения» и др.



В 1941-1943 годах во время блокады Ленинграда Берггольц работала в Доме Радио, за что была неоднократно награждена. Созданные в эти годы произведения, посвященные защитникам Ленинграда, как нельзя лучше передают эмоциональное состояние жителей города.

* * *
...Я говорю с тобой под свист снарядов,
угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой из Ленинграда,
страна моя, печальная страна...

Кронштадтский злой, неукротимый ветер
в мое лицо закинутое бьет.
В бомбоубежищах уснули дети,
ночная стража встала у ворот.

Над Ленинградом — смертная угроза-
Бессонны ночи, тяжек день любой.
Но мы забыли, что такое слезы,
что называлось страхом и мольбой.

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,
не поколеблет грохот канонад,
и если завтра будут баррикады —
мы не покинем наших баррикад.

И женщины с бойцами встанут рядом,
и дети нам патроны поднесут,
и надо всеми нами зацветут
старинные знамена Петрограда.

Руками сжав обугленное сердце,
такое обещание даю
я, горожанка, мать красноармейца,
погибшего под Стрельною в бою:

Мы будем драться с беззаветной силой,
мы одолеем бешеных зверей,
мы победим, клянусь тебе, Россия,
от имени российских матерей.

Август 1941


В последующие годы вышло еще несколько книг поэтессы, среди которых - автобиографическая книга лирической прозы «Дневные звезды» (1959) и сборник стихов «Узел» (1965).

Свои поэтические сборники последних лет Ольга Берггольц часто завершала стихотворением «Ответ»:

А я вам говорю, что нет
напрасно прожитых мной лет,
ненужно пройденных путей,
впустую слышанных вестей.
Нет невоспринятых миров,
нет мнимо розданных даров,
любви напрасной тоже нет,
любви обманутой, больной,
ее нетленно чистый свет
всегда во мне,
всегда со мной.

И никогда не поздно снова
начать всю жизнь,
начать весь путь,
и так, чтоб в прошлом бы – ни слова,
ни стона бы не зачеркнуть.


Ольга Федоровна Берггольц умерла в одиночестве 13 ноября 1975 года в Ленинграде. Ее именем названа улица в Невском районе Санкт-Петербурга.

Она же говорила о той внутренней раздвоенности, с которой жили многие в советские годы - с одной стороны, свято веря в существующий строй и его вождей, с другой стороны, наблюдая исчезновение родных, друзей, знакомых, зная о "черных марусях". Она сама многое пережила на своем опыте, достаточно почитать «Запретный дневник» — впервые опубликованные материалы следственного дела Ольги Берггольц, отрывки из так и не дописанной второй части «Дневных звезд», письма и, главное, дневник 1939-1942 годов.

О ней, вполне советской поэтессе, писали: «В послевоенном творчестве Берггольц появились нотки упадничества, индивидуализма — она не смогла перестроиться на лад мирной жизни и продолжала воспевать в ленинградской теме, главным образом, тему страдания и ужасов перенесенной блокады. В то же время О. Берггольц допустила крупную ошибку, восхваляя безыдейно-эстетское творчество Ахматовой. В настоящее время О. Берггольц заявила о своем разрыве с влиявшим на нее творчеством Ахматовой, но пока не доказала этого своими произведениями. В общественной работе Союза и в жизни писателей и парторганизации принимает слабое участие».

А она увидела в деревне на Валдае, возле городка Крестцы: «угнетенно-покорное состояние людей», «живут чуть не впроголодь», «весенний сев превращается в отбывание тягчайшей, почти каторжной повинности». Наконец, печальная констатация: «Это и есть народ-победитель». У Берггольц не просто «заметки с натуры», но выводы, противоречащие всей тогдашней идеологии. В записи 20 мая 1949 года она ставит диагноз: «Это общее отчуждение государства от общества».

И все это как-то могло уживаться в одном человеке...

Tags: война, дата, стихи
Subscribe
promo mka march 17, 2017 10:18 9
Buy for 20 tokens
Сто лет назад Россия лишилась царя. Сначала отрекся Николай II, а так как сына ему было жалко, и интересы семьи оставались для него превыше всего, то отрекся сразу и за наследника, переложив без предупреждения корону на брата. Младший брат последовал примеру старшего... Хаос нарастал, люди жили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment